Политические элиты России в постсоветский период



Современная российская политическая элита - это группа людей, обладающая инструментами политической власти, она внутренне дифференцирована и имеет сложную структуру.

Критерием для выделения основных видов политической элиты является объем властных функций. Отсюда следует различать федеральную и региональную политические элиты. И та и другая элиты организованы иерархическим (пирамидальным) образом. Политологии, журналисты регулярно определяют степень влияния тех или иных представителей политической элиты: согласно полученному рейтингу представители элиты «выстраиваются в ранговом порядке.

Различают политические и административно-политические элиты. Если политические элиты – это группы лиц, избираемых на те или иные руководящие должности населением, или не имеющих официальных функций (лидеры партий, общественных организаций, влиятельные лица бизнеса, СМИ и др.), то административная (бюрократическая) политическая элита - это высший слой государственных служащих (чиновничества), занимающих высшие позиции в министерствах, департаментах и других органах государственного управления. Их роль сводится к подготовке политических решений и организации их осуществления в тех структурах государственного аппарата, которыми они непосредственно руководят. Политическая же элита в узком смысле слова вырабатывает, принимает эти решения.

Персональный состав политической элиты меняется, однако ее должностная структура остается практически неизменной. Федеральная политическая элита (в широком понимании – с включением административно-политической элиты) России представлена президентом, премьер-министром, членами правительства, депутатами Федерального собрания, судьями Конституционного, Верховного, Высшего арбитражного судов, руководителями аппарата администрации президента, членами Совета безопасности, полномочными представителями президента в федеральных округах, главами властных структур в субъектах федерации, высшим дипломатическим и военным корпусом, некоторыми другими государственными должностями, руководством политических партий и крупных общественных объединений, другими влиятельными лицами. Таким образом, российская федеральная элита состоит из несколько сотен человек.

Региональная политическая элита во всех субъектах федерации имеет сходную иерархическую структуру. В Белгородской области она представлена губернатором (Е.Савченко), председателем Областной Думы (А.Зеликов), федеральным инспектором по Белгородской области (А. Закоржевский), заместителями губернатора, главами областных управлений МВД, ФСБ, прокуратуры, областного суда, депутатами областной думы, главами муниципальных округов и др. Таким образом, к региональной политической элите можно отнести десятки людей, как в Белгородской области, так и в других субъектах РФ.

В постсоветском периоде можно выделить две волны обновления высших слоев. Первая из них была связана с вторжением реформаторов. Вторая же ознаменовала приход контрреформаторов, действия которых следует рассматривать как нормальное завершение реформенного цикла. В классических образах, по В.Парето, это выглядит так: «молодых львов» вытесняют «старые лисы». В настоящее время по сравнению с 90-ми годами процесс обновления элит замедлился. Главная особенность современной политической элиты России заключается в том, что она приобрела черты во многом аналогичные с политическими элитами демократических государств. Это обусловлено процессом становления демократического государства и многопартийной политической системы в России. Вместе с тем в политической элите современной России продолжает доминировать административно-политическая элита — высший персонал государственно-административных органов. В России на сегодняшний день властвующая политическая элита состоит наполовину из представителей прежней советской номенклатуры (бывшие партийные, комсомольские деятели, работники советских органов). Выходцев из советской номенклатуры больше в региональных политических элитах, меньше в федеральной элите. В современную российскую политическую элиту входят также представители бизнеса, интеллигенции, силовых структур. В ней практически отсутствуют представители рабочего класса, крестьянства, наличие которых было обязательным для избираемой населением части политической элиты советского периода – речь идет о депутатах советов различных уровней1. По сравнению с советским периодом вырос уровень образования элиты, его характер (больше стало гуманитариев). Уровень образования российской политической элиты и его профиль в целом соответствует уровню западной элиты. Другие структурные показатели политической элиты России также в целом близки показателям западноевропейской. Если можно говорить об омоложении административно-политической элиты, то возраст элит законодательных органов вырос. Это связано с тем, что убраны квоты для молодежи, характерные для советского периода. По этим же причинам в политической элите стало меньше женщин2.

загрузка...

Исследователи отмечают, что если применительно к западной политической элите главным фактором для вхождения в нее является социальное происхождение, определяющее стартовые возможности, условия и ориентиры первичной и вторичной социализации, то по отношению к российской элите место этого фактора занимает предшествующая связь с номенклатурной элитой и приверженность лидеру — руководителю. Иными словами, корпоративное происхождение.

Политическая корпоративность означает господство в политической системе совокупности лиц, объединившихся в некую «команду» для достижения, реализации и удержания государственной власти. Взаимодействие политических корпораций позволяет им поделить рынок власти, не допуская к нему представителей широких слоев населения. Между корпорациями действует механизм «увязки» и согласования интересов. Корпорации могут строиться по социально-классовому, профессиональному, родственно-земляческому и иным признакам, но в их основе всегда лежит единство интересов и общий интерес «команды». Политическая система современной России представляет собой пример взаимодействующих между собой корпораций. Среди них чаще всего говорится о корпорации, созданной по профессиональному и земляческому принципу – «питерские» - образованной вокруг ныне действующего президента. Она в свою очередь делится на группировки «силовиков» и «либералов».

Среди исследователей доминирует мнение, что процессы консолидации элит преобладают над процессами фрагментации. Утверждается, что разделительные линии между различными элитными группами все более размываются, а власть концентрируется в руках ограниченного числа субъектов. Исполнительная власть подчинила себе власть законодательную; федеральные органы увеличили административное и финансовое влияние на регионы, чтобы определять политику на региональном уровне; военная элита по-прежнему лояльна и подчинена политическим силам; «левые» и «правые» партийные группировки дрейфуют к политическому «центру».

Российская политическая элита 90-х гг., подобранная первоначально во многом открытым способом, не справилась в полной мере с возложенными на нее функциями. Элита должна быть своего рода «творческим меньшинством», дающим нестандартные ответы на вызов обстоятельств. Российская властвующая элита прошлого десятилетия, слепо следуя рецептам Запада, поставила страну в сложное положение. В настоящее время политическая элита России обретает политическую и идеологическую независимость от Запада и более успешно осуществляет руководство обществом. При этом отбор федеральной элиты становится более управляемым со стороны Президента РФ и его Администрации. Нечто подобное происходит и в регионах: можно говорить о переходе на полуоткрытую модель рекрутирования российской политической элиты. Этим ныне существующая политическая элита пытается предотвратить попадание в нее людей, поведение которых будет непредсказуемым и чрезмерно самостоятельным3.

Российскую элиту постсоветского периода также упрекают в своекорыстии и безответственности. Главным пороком элиты является использование своих властных полномочий для личного обогащения и оказания незаконных преференций родственникам и знакомым. Это кроме разбазаривания бюджетных средств приводит и к ликвидации крайне необходимой для рыночной экономики честной конкуренции. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в 2005 г., 42% населения России полагает, что современная российская элита по сравнению с советскими временами изменилась в худшую сторону, и лишь 17% считает, что она изменилась в лучшую сторону (26% полагают, что она практически не изменилась, а 15% были в затруднении дать ответ)4.

Весьма волнующим для населения является вопрос о привилегиях политической элиты. Привилегии — это узаконенные льготы, прежде всего, для властных структур и должностных лиц. Привилегии являются одним из важнейших признаков политической элиты. Исключительные права и особые возможности тесно связаны с политической элитой потому, что в элиту нужно привлечь людей, обладающих природной одаренностью, особенными идеологическими, социальными и политическими качествами. Предполагается, что политическая элита, активно участвуя в осуществлении государственной власти или в прямом воздействии на нее, должна затрачивать немало энергии, сил, ресурсов. Для того чтобы эффективнее управлять, элите необходимы соответствующие источники восполнения данной энергии. Поэтому положение элиты подкрепляется ее престижем, привилегиями, льготами, поэтому она пользуется значительными материальными и духовными благами. Привилегии для элиты есть нечто необходимое. Вопрос состоит лишь в том, каков размер этих привилегий и заслуживает ли элита по результатам своей деятельности эти привилегии, «отрабатывает» ли она их. Население обычно терпимо относится к привилегиям элиты, если она видит позитивные результаты деятельности элиты, которые заключаются, прежде всего, в улучшении жизни этого населения.

Новая политическая элита, возглавляемая Б.Н.Ельциным, несмотря на то, что пришла к власти, в том числе на волне борьбы с привилегиями, не только не отказалась от имеющихся привилегий, но и увеличила их. При этом результаты деятельности ее были удручающи. Значительная часть правящей постсоветской российской элиты, не обладая высокими управленческими и нравственными качествами, получив громадные привилегии в результате номенклатурной приватизации весомой части государственной собственности, оказалась неспособной достойно управлять страной, и в полной мере виновна в кризисе. Эти привилегии подвергались осуждению со стороны общества.

Для современного российского государства проблема становления квалифицированной, высокопрофессиональной политической элиты, которой могло бы доверять население, остается достаточно острой. Ряд исследователей упрекают политическую элиту России в отсутствии модернизаторского потенциала5, говорится также о необходимости смены (ротации) российской политической элиты. Но вряд ли у России есть значительный «элитарный резерв». Качества политической элиты есть отражение состояния человеческого потенциала страны в целом. Надо работать с уже имеющимся «человеческим материалом». Решение проблемы заключается не в полной смене элиты, а в воспитании элиты, той, что уже есть, в постоянном контроле народа над элитой, ограничение привилегий элиты лишь теми, которые функционально необходимы для осуществления ее полномочий. Важным мероприятиям в плане подготовки элиты является формирование «президентского» списка кадрового резерва из 1000 кандидатов на занятие ответственных должностей в госаппарате. Подобные списки есть и в регионах, в частности в Белгородской области. Важны также максимальная гласность, возможность неограниченной критики элиты, разделение властей, наличие реальной оппозиции, борьба и соревнование элит.

Для России важно формировать общественное мнение таким образом, чтобы политическая элита сама начала ограничивать себя в ряде привилегий, которые с моральной точки зрения выглядят явно несоразмерными на фоне бедного большинства населения. Так был решен вопрос с «мигалками» на автомобилях путем ограничения их количества в семь раз. Отвечающую требованиям времени политическую элиту необходимо создавать всему российскому обществу, с помощью демократических и юридических норм и механизмов, в том числе и посредством законных и обоснованных привилегий, проводить своеобразную «селекцию» новых политиков, имеющих государственное мышление и способных успешно руководить преобразованиями в стране.

Это в полной мере касается и региональных политических элит. Эти элиты еще в меньшей мере, нежели федеральная политическая элита подвержены контролю со стороны общества. Местные СМИ находятся, как правило, в административной и финансовой зависимости от региональных властей, что делает их неспособными на критику власти. Еще до недавнего времени региональные политические элиты плохо контролировались и со стороны федерального центра, так глава региона, вокруг которого консолидировалась местная политическая элита, избирался населением региона и зависел прежде всего от этого населения. Но в связи с тем, что кандидатура главы региона в настоящее время выдвигается президентом РФ, региональная элита теряет былую бесконтрольность и безнаказанность.

Мера самостоятельности региональной элиты по отношению к федеральному центру определяется теми ресурсами, которыми обладает регион. В регионах-донорах элиты более самостоятельны, бюджет этих регионов не зависит от дотаций центра. Элита депрессивных регионов, бюджет некоторых из них более чем на 80% определяется дотациями центра, более зависимы, вынужденные быть просителями помощи у федеральных властей.

Степень консолидации региональных политических элит различна. Наиболее часто встречающимся расколом региональных политических элит выражается в борьбе властных группировок концентрирующихся, с одной стороны, возле главы региона (губернатора, президента), с другой стороны, возле мэра регионального центра, который избирается жителями города, и в значительной мере независим от главы региона.

Белгородская региональная политическая элита отличается высокой степенью консолидации, центром которой является фигура губернатора Е.Савченко, в партийном отношении консолидация происходит вокруг партии «Единая Россия». Последнее обстоятельство свидетельствует и о значительной идеологической интегрированности политической элиты. Белгородская политическая элита довольно независима от федерального центра: область почти самодостаточна – ее бюджет лишь на 5% зависит от поступлений со стороны федерального центра.




Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



24 + = 34