Стилистические приемы синтаксиса: параллелизм. Хиазм, анафора, эпифора и их стилистические функции



1) Параллелизм (англ. parallelism) — стилистический прием, основанный на тождественном по­строении двух (или более) предложений или их частей. Параллелизм может быть полным, неполным, частичным. Полный параллелизм пред­ставлен в виде непосредственных рядов тождественных структур в пределах некоторого контекста:

языке стало настолько распространенным, что оно утрачивает стили­стическую окраску, превращаясь в регулярную норму опущения не­которых членов предложения, прежде всего подлежащего и сказуе­мого. Неполный параллелизм — характерное явление для стиля науч­ной прозы.

Частичный параллелизм — это повторение нескольких следующих друг за другом синтаксических единиц в пределах одного предложе-' ния: The wind blew faster. It dragged now at his coat, it blew its space about him, it echoed silently a lonely spaciousness (W. Sansom).

Нередко параллельные структуры используются в стиле научной прозы: Of the grammatical factors, an adjective favors deletion while a determiner favors retention — an effect also found in other Hispanic dialects. Of the phonological factors, a following pause favors deletion the most (Language)

Данный пример иллюстрирует неполный параллелизм, который обусловливается всем речевым комплексом и используется для уси­ления коммуникативной функции высказывания. При таком опущении повторяемых единиц оставшиеся речевые единицы в параллельной кон­струкции более выразительны и стилистически отмечены по сравнению с полными предложениями.

2) Хиазм (англ. chiasmus) — разновидность параллелизма, особенностью которого является

изменение синтаксических связей между повторяющимися членами па­раллельной структуры. Такое расположение в обратном порядке следо­вания синтаксических элементов (А В : В А) ведет к переосмыс­лению содержания высказывания: It was a shock to me that while / observed Thompson, Thompson observed me (V. Pritchett); At Malta the news reached us — or, rather, we reached the news — that the Boers have invaded Natal, and that England is at war (B. Shaw).

Основная стилистическая функция хиазма — придать новое до­полнительное содержание высказыванию, зафиксировав внимание адресата на сообщаемом факте, таким образом выделив его: «Gentle­men, a court is no better than each man of you sitting before me on the jury. A court is only as sound as its jury, and a jury is only as sound as the men who make it up» (H. Lee).

3) Анафора (англ. anaphora) — стилистический признак заключающийся в повторении начального элемента (одного или нескольких) в следующих друг за другом пред­ложениях. Анафора относится к средствам так называемого поэтиче­ского синтаксиса.

Параллелизм конструкций, усиленный анафорическим повто­ром, создает определенный ритм повествования, сближающий его с поэтитической речью.

4) Эпифора {англ. epiphora) — стилистический признак заключающийся в повторении конечного эле­мента в двух или нескольких следующих друг за другом предложениях. Как и анафора, эпифора относится преимущественно к стилистическим ресурсам поэтического синтаксиса и используется для ритмической ор­ганизации речи.

Эпифора в сочетании с анафорой и параллелизмом синтаксических структур является чрезвычайно выразительным стилистическим средством. Будучи характерным приемом поэтического синтаксиса, эпи­фора и в прозе создает определенный ритм, что достигается тождест­венным лексическим выражением и интонационным выделением конеч­ных элементов.

В публицистическом стиле эпифорический повтор, сопровож­дающийся параллелизмом синтаксических структур, создает впечат­ление торжественности, экспрессии.

Таким образом, стилистические приемы, основанные на формаль­ных и смысловых взаимодействиях нескольких синтаксических кон­струкций или предложений в определенном контексте, являются одним из богатейших источников речевой выразительности. Данные стили­стические приемы служат средствами поэтического синтаксиса. Они широко используются в художественной литературе, публицистике, встречаются в научной речи, но не характерны для официально-дело­вой речи.

Стилистические приемы синтаксиса на основе транспозиции значения синтаксической структуры (риторические вопросы, утверждение вместо отрицания, отрицание вместо утверждения) и их стилистические функции

В условиях контекста нередко наблюдается семантический сдвиг в предложениях с поверхностной структурой вопроса, восклицания, утверждения и отрицания. Это обусловлено тем, что грамматическим формам присуща многозначность и полифункциональность. Возмож­ность транспозиции значения синтаксической структуры в контексте связана в первую очередь со взаимодействием лексических и граммати­ческих факторов. При транспозиции многие средства синтаксиса при­обретают экспрессивность и, следовательно, стилистическую значи­мость.

загрузка...

Основными средствами выражения имплицитного отрицания в английском языке являются:

риторический вопрос: Who knows?

предложения с модальными глаголами might, ought to и др.; с пер­фектным инфинитивом: You might have come earlier;

предложения, выражающие желание или условие: I wish she were herel

парцеллированные условные и компаративные предложения с if, as if, as though: If she were here! As though she might do it!

восклицательные предложения с инверсией: Much he knew about it! эмфатический вопрос со значением отрицания: Am I a traitor? синтаксические типовые структуры: Me а Пег?

Во всех вышерассмотренных случаях транспозиция формы ведет к тому, что значение отрицания модифицируется.

При транспозиции значения вопросительной формы в диалоге по­следняя входит в состав второй реплики, выражая утверждение или отрицание:

Jimmy: You don’t suppose your father could have written it, do you? [...].

Alison: Why should my father have written it? (J. Osborne).

Alison: You’ve settled in so easily somehow.

Helen: Why shouldn't I? (J. Osborne).

Рассмотрим функционирование вопросительных форм в тексте.

Стилистическая транспозиция вопросительных форм тесно свя­зана с их контекстом в диалогической и монологической речи. Кон­текст вопросительной формы обычно состоит из взаимосвязанных вы­сказываний собеседников. Определенные изменения в ситуации связи участников диалога приводят к транспозиции значения вопроситель­ных форм, к приобретению ими экспрессивно-стилистических конно­таций.

При транспозиции значения вопросительной формы в диалоге по­следняя входит в состав второй реплики, выражая утверждение или отрицание:

Jimmy: You don’t suppose your father could have written it, do you? [...].

Alison: Why should my father have written it? (J. Osborne).

Alison: You’ve settled in so easily somehow.

Helen: Why shouldn't I? (J. Osborne).

В приведенных примерах вопросительные формы употреблены в составе второй реплики реагирующего высказывания и, приобретая значение отрицания (My father has not written it) и утверждения (Oh, yes, I have), переосмысливаются в риторический вопрос.

Риторический вопрос (англ. rhetoric question) — эмоциональное утверждение или отрицание в форме вопроса. Риторический вопрос не предполагает ответа, а лишь усиливает выразительность высказывания: «Pigeons haven’t troubled us so far, have they?» said Michael to Patchway. «Why should they?* said Patchway (I. Murdoch).

Нередко риторический вопрос выражает побуждение:

Jimmy: I thought the doctor said no cigarettes?

Cliff: Oh, why doesn't he shut up? (J. Osborne).

В контексте монологической речи реакция на вопрос осуществляет­ся самим говорящим. В этих условиях вопрос не предполагает ника­кой словесной реакции со стороны адресата. Вопросительная форма транспонируется и приобретает новый коммуникативный смысл: «But since I was only one, and in a region and state and nation that appeared to be thinking directly opposite to me, and all my husband’s way. I quite despaired of any result for myself. Why, therefore, argue with him? Where could 1 get by it?» (Th. Dreiser).

В ораторской и публицистической речи риторический вопрос слу­жит средством привлечения внимания, повышения эмоционального тона высказывания, имплицируя отрицание или утверждение: But who bothers to sort out the conflicting economic, social and other moti­ves here and to mitigate accordingly? Or to study the economics of the social arrangement by which they are so sharply checked? Or cares wheth­er such young fellows become embittered? (Th. Dreiser).

Риторические вопросы употребляются в авторском повествовании и в несобственно-прямой речи как средство воспроизведения размышле­ний персонажа или автора: The naivete with which she pursued such activities was part of her nature, he had his own peculiarities, why should not he indulge hers? (A. Cronin).

Все рассмотренные случаи транспозиции вопросительных форм яв­ляются стилистически маркированными, их функция — привлечь вни­мание, повысить эмоциональный тон речи, усилить прагматический эф­фект высказывания.




Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



64 + = 69