Успенский собор в Москве



«Свято место пусто не бывает», - утверждает пословица. Еще в конце XII века на месте нынешнего Успенского собора в Кремле стояла деревянная церковь. Сто лет спустя московский князь Даниил Александрович построил на этом месте первое каменное строение Москвы - Успенский собор. Четверть века он исправно служил москвичам, пока Иван Калита, переманивший из Владимира в Москву митрополита, не затеял новое, роскошное, как ему казалось, строительство. Но амбиции Калиты явно превышали тогдашние возможности казны, и построенный им собор никак не мог претендовать на роль храма общегосударственного значения. Несмотря на переезд митрополита в Москву, старый Успенский собор во Владимире продолжал оставаться главным храмом Русской земли - в нем проходили торжественные церемонии «посажения на стол» великих князей. К тому же собор Ивана Калиты быстро обветшал, так что спустя полтораста лет его приходилось подпирать толстыми бревнами, чтобы он не обвалился.

В 1472 году великий князь московский Иван III, государь всея Руси, начал строительство нового огромного собора, который своим обликом должен был соответствовать создаваемому им единому Русскому государству.

Возведение нового храма поручили мастерам Мышкину и Ивану Кривцову. За образец им указано было взять Успенский собор во Владимире, но при этом превзойти его в длине и ширине. Новый храм уже возвели до сводов, когда он неожиданно рухнул...

Это случилось вечером 20 мая 1674 года. Причин для катастрофы, как считают, было несколько - и землятрясение, случившееся тогда в Москве, и жидко разведенная известь, и кладка стен без «перевязи». Ну, конечно, и то, что русские мастера к тому времени уже утратили многие знания о возведении больших каменных сооружений - ведь в годы татарского ига строительства зданий такого размера почти не велось.

Почти год лежали развалины посреди Кремля, пока в Москву не прибыл приглашенный Иваном III из Италии Аристотель Фиораванти, уроженец Болоньи, один из талантливейших архитекторов эпохи Возрождения, согласившийся поехать в Москву за баснословное жалованье - 10 рублей в месяц. Деревня с крестьянами в ту пору на Руси стоила 2-3 рубля, столько же - хороший боевой конь, а за 100 рублей можно было купить большое село с десятками крестьянских дворов.

Разобрав руины, Фиораванти в июне 1475 года заложил фундамент под новое здание. За образец, по настоянию московских властей, им был взят Успенский собор во Владимире. Используя конструктивные решения, принятые в Италии, Фиораванти построил новый храм «палатным образом» - его внутреннее пространство оформлено в виде огромного торжественного зала. Массивные круглые столбы, поддерживающие крестовые своды храма, не создают впечатления тяжести - современники сравнивали их с «древесными стволами». При строительстве собора Фиораванти применил и ряд других новшеств: использование железных связей, кладку сводов в один кирпич, особо крепкую известь - «яко же наутрие засохнет, то ножом не мочи расколупити». Сплав перенесенных итальянским зодчим на русскую землю новых веяний эпохи Возрождения и художественной традиции домонгольской Руси заложил основы для формирования новой, «московской» архитектурной школы. 15 августа 1479 года кремлевский Успенский собор был торжественно освящен.

«На соборной площади Кремля поднялся храм, редкий по своим гармоничным и одновременно строгим формам», - пишет известный искусствовед М.А.Ильин. Выложенный из блоков белого камня, он поражает спокойным величием и торжественностью, чему немало способствует могучее золотое пятиглавие. Не зря великий художник В.И.Суриков, увидев собор Святого Марка в Венеции, решил, что Успенский собор «сановитее» - от него веет таящейся в нем, вобранной внутрь, вросшей в землю, грозной богатырской силой, ждущей своего часа. «Та церковь чудна вельми величеством, и высотою, и светлостью, и звонностью, и пространством. Такова же преже сего не бывало на Руси», - с восхищением писал летописец. Немало поразило москвичей и крыльцо главного входа с висячими арками и «гирьками» - этот прием впоследствии прочно войдет в русскую архитектуру.

Созданный Фиораванти Успенский собор на долгие годы стал образцом для подражания, своего рода каноном, по которому строились храмы в других городах и монастырях.

После освящения собор еще два года стоял нерасписанным, пока, наконец, в 1481 году к работе над восточной, алтарной частью собора не приступил великий русский иконописец XV века Дионисий с учениками - Тимофеем, Ярцем и Коней. Росписи Дионисия в алтаре Успенского собора частично сохранились до наших дней. Его кисти принадлежат также несколько икон Успенского собора: храмовая икона «Успение Богоматери», иконы «О тебе радуется», «Петр митрополит с житием», «Алексий митрополит с житием».

К росписям северной, западной и южной стен собора приступили только в 1513 году. Как выглядела эта роспись - неизвестно, так как пожар 1626 года очень сильно повредил ее, и в 1642 году было принято решение расписать собор заново. Более ста живописцев приехали по царскому указу в Москву. Два года трудились мастера. Новая роспись была пышнее и богаче старой - только на позолоту было израсходовано более двух тысяч тонких листов золота. А через восемь лет после окончания росписи собора мастера Троице-Сергиева монастыря создали новый, существующий ныне иконостас.

загрузка...

По мере присоединения к Москве новых земель в Успенский собор переносились особо почитаемые местные иконы - тем самым идея единения Руси получала сакральный смысл. Так в Успенском соборе оказались древние иконы новгородского письма XII века - «Устюжское Благовещенье» и «Деисус», икона XII века «Спас Нерукотворный» из Владимира, «Деисус» работы владимиро-суздальских иконописцев конца XII века, иконы, относящиеся к самому раннему периоду московской государственности: «Спас Золотые Власы» и «Михаил Архангел», относящиеся к рубежу XII - XIII веков, иконы времен Ивана Калиты - «Спас Ярое Око» и «Борис и Глеб на конях», принадлежащие кисти московских мастеров XIV века.

В Успенском соборе хранилась одна из главных святынь Русского государства - икона Владимирской Богоматери, перевезенная сюда в 1395 году из Владимира. В тот год, взяв Елец, полчища Тамерлана двинулись на Москву, и не было спасения царствующему граду... Тогда из Владимира в Москву была доставлена икона Владимирской Богоматери, и в тот же день «Темир Аксак царь убояся и устрашися... И к Руси тыл показующи, аки некими гонимы быша».

Южный портал собора украшают врата работы балканских мастеров XIV века, перевезенные в 1401 году из суздальского Рождественского монастыря. На медных пластинах ворот золотой наводкой изображены сюжеты на библейские темы.

Каждая эпоха оставляла свои памятные следы в Успенском соборе. В 1551 году, во времена Ивана Грозного, резчики по дереву изготовили и установили в храме узорочное «царское место», или, как его стали называть, «Мономахов трон». Ножками трона служат четыре вырезанных из дерева зверя, а стенки трона покрыты барельефами, изображающими получение Владимиром Мономахом царских регалий в Константинополе. Над троном возвышается резной шатер на фигурных столбиках. Рассказывают, что когда при подготовке к коронации Екатерины I этот трон хотели убрать из собора, то Петр I сказал: «Я сие место почитаю драгоценнее золотого за его древность, да и потому, что все державные предки, Российские государи, на нем стояли».

М.Ю.Лермонтов называл Московский Кремль «алтарем России». Эти слова можно с полным правом отнести к Успенскому собору. На протяжении веков храм был связан с важнейшими событиями в жизни страны. Успенский собор служил местом венчания на царство русский царей, местом избрания очередного главы русской церкви и усыпальницей московских митрополитов и патриархов. Здесь нашли свое упокоение мощи святителей митрополитов московских Петра, Феогноста, Ионы, Филиппа и патриарха Гермогена.

С Успенским собором связаны трагические страницы Отечественной войны 1812 года. Захватив Москву, цивилизованные европейцы устроили в соборе конюшню (войдя в Париж в 1814 году, русские варвары не сделали того же в соборе Парижской Богоматери). А перед своим бегством из Москвы французы вывезли из собора более пяти тысяч тонн серебра и около трехсот килограммов золота. После войны из серебра, отбитого у французов, была отлита центральная люстра храма.

После революции реликвии Успенского собора были частично переданы в музеи, а остальное расхищено. Долгое время собор играл роль «этнографического заповедника». Но пришли иные времена, и снова в храме - «алтаре России», затеплились свечи. Жизнь продолжается.




Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



− 1 = 2