Французская опера первой половины 19 века

В первой половине 19-го века Париж, безусловно, можно назвать музыкальной столицей Европы. Здесь жили многие крупные композиторы (Шопен, Лист, Россини), сюда стремились приехать с концертами все выдающиеся музыканты.

Театр всегда занимал исключительное место в художественной жизни страны. В первой половине 19-го века многие новые, романтические искания связаны именно с театром. «Глашатаем» французского романтизма был Виктор Гюго, крупнейший писатель и драматург. В предисловии к своей драме «Кромвель» он сформулировал основные эстетические принципы нового, романтического театра. Именно театр стал ареной борьбы за новое искусство. Идеи Гюго и его единомышленников нашли отражение и во французском музыкальном театре той поры, т.е. в опере.

Французская опера первой половины 19 века представлена двумя основными жанрами. Во-первых, это комическая опера, связанная с именами А.Буальдьё, Ф.Обера, Ф.Герольда, Ф.Галеви, А.Адана (последний позже утвердил также романтическое направление в балете). Комическая опера, возникнув ещё в 18 веке, не стала ярким отражением новых, романтических тенденций. Как влияние романтизма в ней можно отметить лишь усиление лирического начала (показательный пример – опера «Белая дама» Буальдьё).

Ярким отражением французского музыкального романтизма стал новый жанр, сложившийся во Франции к 30-м годам: большая французская опера (Grand Opera). Большая опера – опера монументального, декоративного стиля, связанная с историческими (преимущественно) сюжетами, отличающаяся необычной пышностью постановок и эффектным использованием массовых (хоровых) сцен. Среди первых образцов жанра – опера «Немая из Портичи» Обера (1828 год). А в 30-ые годы этот жанр утверждается на французской сцене как ведущий и представлен своими классическими образцами (оперы Мейербера «Гугеноты», «Пророк», опера Галеви «Жидовка»).

Стилистика большой французской оперы во многом определялась требованиями театра Grand Opera (отсюда и название жанра), сохранившего статус королевской оперы и ориентированного на вкусы аристократической аудитории.

Эталоном для большой французской оперы, безусловно, была классицистская трагедия и её музыкальный эквивалент, лирическая трагедия (Люлли, Рамо). К театру классицизма восходит и композиционный каркас большой оперы из 5-и действий, и постановочная помпезность спектакля. Вслед за классицистской трагедией, сюжет большой оперы базировался, как правило, на исторических событиях прошлого с обязательным участием реальных исторических персонажей (в «Гугенотах» – королева Марго). Ещё одним «фирменным знаком» большой оперы стало регламентированное ещё Люлли привлечение балетной сюиты и монументальных хоровых эпизодов.

Большая французская опера во многом восприняла и эстетику романтической драмы, разработанную В.Гюго. Прежде всего это то же, что и в драме, сложное сплетение личной судьбы героев и исторических событий, большая роль исторической бутафории, стремление к эффектному приукрашиванию событий. В 20-ые годы исторические романы в Европе переживают пик популярности (В.Скотт, П.Мериме, В.Гюго). Исторический роман воспринимался современниками как «высокий» жанр, равный по статусу научным изысканиям. И именно исторические сюжеты становятся самыми типичными для большой французской оперы. Тематика большой оперы – это тематика больших народных движений.

Огромную роль в становлении нового оперного жанра сыграл французский либреттист Эжен Скриб. Именно ему принадлежат либретто лучших образцов этого жанра. Он был постоянным соавтором Мейербера. Ф.Лист видел в Скрибе крупнейшего представителя оперной драматургии. Его называли «мастером хорошо сделанной пьесы». Скриб, безусловно, блестяще освоил поэтику романтического исторического романа и использовал её в своих либретто, порой опираясь на конкретный литературный прототип («Гугеноты», например, созданы по мотивам «Хроники времён Карла 1Х» П.Мериме). Основу фабулы большой оперы обычно составляла любовная интрига – вымышленный эпизод частной жизни – на фоне знаменитого фрагмента истории. Стандартный мелодраматический ход – любовь между представителями двух враждующих коалиций – предопределяет фатальный исход и мотивирует введение в оперу эффектных батальных сцен. В либретто Скриба много схематичного. Можно выделить наиболее устойчивые сюжетные мотивы, которыми он пользуется:

- трагическое недоразумение или безосновательное обвинение

- месть

- тайное благодеяние

- принуждение к браку

- заговор, покушение

- самопожертвование

По сути, Скриб стал создателем нового типа оперного либретто. До него эталоном являлись либретто итальянских опер-сериа (тоже, кстати, связанные с историческими или легендарными сюжетами), классические образцы которых принадлежали итальянскому драматургу Метастазио. Однако в итальянской опере всегда на первом плане – чувства героев. Итальянская опера – это опера состояний, и показ их осуществляется преимущественно в ариях, составляющих основу драматургии итальянской оперы. Для Скриба, хорошо почувствовавшего новые веяния, главным в историческом сюжете становится показ ситуаций, порой ошеломляющих своей неожиданностью. Он придал значение главного тому, что до сих пор было второстепенным. Полное неожиданностей действие – от ситуации к ситуации – оказало большое влияние на музыкально-драматическое развитие и на музыкальную драматургию. Выявление ситуаций в музыкальном действии повлекло за собой повышение значения ансамблей, хоров – противопоставление сталкивающихся групп и даже масс в музыке. Именно монументальные массовые сцены определяли эффектный стиль большой оперы и поражали воображение публики. Слабой же стороной этого жанра стала недостаточная яркость и оригинальность характеров. Большая опера поражала не своим психологизмом, а чисто внешними эффектами.

загрузка...

Подлинной сенсацией большой оперы стал переворот, произведенный их создателями в сценографии, где условные классические интерьеры сменились натуралистическими ландшафтами. В опере применялись и последние достижения техники. Например, поразившая публику картина извержения Везувия в «Немой из Портичи». «Электрическое солнце» в «Пророке» (1849 год) вошло в историю сценографии как первый случай использования электричества в театре. В «Жидовке» Галеви в торжественной процессии участвовало 250 лошадей. Ещё один атрибут большой оперы – потрясающие сцены ужасов и катастроф (сцена Варфоломеевской ночи в «Гугенотах»).

Композиция большой оперы учитывала психологию аудитории (быстроутомляемое внимание). Опера была масштабной, но складывалась из коротких, ярко-контрастных по музыке и декорациям действий (стандартная композиция – из 5 действий).

Первым законченным образцом жанра принято считать оперу Обера «Немая из Портичи». В 1829 году написан «Вильгельм Телль» Россини, произведение итальянского художника, многими сторонами соприкасающееся с эстетикой и стилистикой большой французской оперы (вспомним, что Россини в эти годы жил именно в Париже). Дальнейшее развитие жанра неразрывно связано с именем Мейербера («Роберт-Дьявол», 1831 год, «Гугеноты», 1838 год. «Пророк», 1849 год, «Африканка», 1838-1865 годы). Рядом с Мейербером в этом жанре работали Обер и Галеви (в 30-ые годы созданы оперы «Густав 111, или Бал-маскарад» Обера и «Королева Кипра», «Карл V1», «Жидовка, или Дочь кардинала» Галеви).

В 30-50-ые годы 19-го века шла интенсивная экспансия стиля большой французской оперы на оперные сцены мира. По французскому образцу созданы оперы «Риенци» Р.Вагнера, «Эсмеральда»Даргомыжского, «Вильгельм Телль» Россини, «Фаворитка» Доницетти, элементы «большого стиля» использует Верди в ряде своих опер, например, - в «Аиде». Интересно, что многие местные оперные театры заказывают либретто для новых опер именно в Париже. Однако «испытания временем» большая французская опера не выдержала. Она несла печать вкусов аристократической публики 30-40-х годов и во второй половине 19-го века резко потеряла свою популярность. Во многом падение её престижа было связано с утверждением альтернативной модели оперного спектакля, созданной Рихардом Вагнером и рассчитанной на слушателя-интеллектуала. В начале же 20-го века музыка Мейербера уже превращается в сценический раритет. Это лишь эксклюзивные «реставрационные» постановки и музыкальная жизнь отдельных номеров из его опер. Произведения же Галеви и Обера вовсе не фигурируют в списке популярных и репертуарных.

Фигура Мейербера – самая яркая в истории большой оперы. Его творческая деятельность встречала самые противоречивые оценки. Достоинства и недостатки большой оперы в его произведениях выразились особенно полно. Гёте, например, считал, что Мейербер единственный композитор, который мог бы написать музыку к «Фаусту». Г.Берлиоз называл Мейербера «одним из самых великих из существующих композиторов». А А.Серов, напротив, замечает: «Кто искренно, в самом деле любит музыку, положим, Бетховена, тот решительно не может восхищаться Мейербером». Полемика вокруг его имени свидетельствует о новизне и даже реформаторском характере его произведений. Именно Мейербер создал «большой романтический стиль», существенно повлияв на оперную жизнь Европы середины 19-го века. Несколько десятилетий модель оперного спектакля, созданного им в 30-ые годы лидировала на музыкальных сценах Европы

Юность Мейербера прошла в Германии. Он принадлежал к поколению творцов немецкой романтической оперы, дружил с К.М.Вебером. Но – рано покинул Германию, почувствовав ограниченность немецкой музыкально-театральной среды. Следующий период его жизни связан с Италией, где молодой композитор осваивал «секреты» оперного искусства. Итальянским оперным стилем он овладел в совершенстве, о чем свидетельствует достаточно успешная постановка его оперы «Крестоносцы в Египте» в Венеции в 1824 году. Из Италии Мейербер направляется в Париж. Здесь он находит «своего автора» – Э.Скриба, в то время уже известного драматурга. На его счету уже два интересных оперных либретто: «Белая дама» и «Немая из Портичи». Мейербер хотел, чтобы первой партитурой, написанной для Парижа, стала опера, «способная сделаться большой, захватывающей драмой». Скриб, как никто другой, оказался способным воплотить этот идеал. Он понимал, что парижскую публику может привлечь только что-то экстравагантное, роскошное по постановке, и в то же время трогательное. Именно такую оперу они написали с Мейербером в 1831 году: «Роберт-Дьявол». Здесь ещё ощутимы немецкие корни (романтика ужасов), но по масштабности, эффектности и яркости это уже, безусловно, образец большого парижского стиля.

Лучшим произведением композитора стала опера «Гугеноты», законченная в 1838 году опять в соавторстве со Скрибом (по Мериме). Сюжет – из истории религиозной борьбы 16 века, трагическая любовь гугенотского офицера Рауля де Нанжи и Валентины, дочери вождя католиков графа Сен-Бри. В опере много ярких, эффектных сцен, удачно очерченных характеров. Но, что типично для жанра, действие осложнено множеством второстепенных эпизодов (пир вельмож, балет купальщиц, цыганские песни и пляски, торжественный поезд королевы Марго и т.д.) Некоторые из них воссоздают колорит эпохи (сцена благословения мечей), большинство же являются чисто внешними, декоративными. Особенно поражали современников в этой опере монументальные народные сцены, столкновения враждующих групп (3 действие, сцена ссоры католиков и гугенотов).

Интересное и новое в «Гугенотах» – обрисовка исторического колорита. Как и в романтической драме (например, у Гюго), в опере большое внимание уделено историзму, исторической обстановке, историческим костюмам. Чрезмерное внимание французского театра к внешним деталям отмечал ещё В.Кюхельбекер: «Гюго талант мощный, но стулья, штаны, карнизы слишком его занимают». Подобно писателям своей эпохи (Гюго, Стендалю, Мериме) Мейербер обращается иногда к подлинным материалам эпохи. Для характеристики гугенотов он вводит в оперу известный хорал, приписываемый Лютеру «Твердыня крепкая – наш бог». Это лейтмотив оперы, на его теме построено вступление, он появляется во всех важных моментах действия, символизируя преданность идее. Интонации хорала присутствуют и в обрисовке старого солдата-гугенота Марселя, наставника Рауля. Хорал становится в опере своеобразным «знаком 16-го столетия». Песня гугенотских солдат «Ратаплан», исполняемая хором a capella, это тоже цитата старинной французской народной песни.

«Гугеноты» – самое крупное и жизнеспособное явление в жанре большой французской оперы. Уже в следующих произведениях Мейербера («Пророк», «Африканка») видны черты «заката» жанра.

В целом же большая французская опера интересна для нас не столько как явление музыкальное (уже отмечалось, что лишь отдельные наиболее яркие фрагменты из больших опер пережили своё время), сколько как явление историческое, оказавшее существенное влияние на развитие оперного жанра в 19 веке.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 13 = 22