Объединение Германии

Федеративная Республика Германия

Потсдамские соглашения и создание военно-контроль­ного управления оккупированной Германией. После безо­говорочной капитуляции и полной оккупации союзники по четырехстороннему соглашению от 5 июля 1945 г. приняли декларацию о поражении Германии, которая стала юриди­ческой основой их законодательной и административной деятельности и создания военно-контрольного механизма управления оккупированными территориями.

Важнейшие соглашения по "германскому вопросу" были приняты на трехсторонней конференции СССР, США, Англии, проходившей в Потсдаме в июле—августе 1946 г. Здесь была впервые обнародована программа пол­ного уничтожения германского милитаризма и нацизма. Демилитаризация, декартелизация, денацификация и де­мократизация были признаны в качестве основных прин­ципов политики союзников по отношению к Германии, за­крепленных в документе: "Политические и экономические принципы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германией в начале контрольного периода". Эти принципы были конкретизированы в требованиях уничтожения "в практически кратчайший срок" фашиз­ма вместе с национал-социалистскими организациями, установления в Германии демократических свобод, раз­решения и всемерного поощрения деятельности демократических партий и профсоюзов, постепенного введения выборности немецких органов управления от районных до земельных. Речь, таким образом, шла о постепенном свободном самоопределении немцев в рамках единого го­сударства.

Осенью 1946 г. в обстановке политического плюрализма были проведены первые выборы местных органов и ландта­гов земель, в которых^ приняли участие Социалистическая единая партия Германии, Христианско-демократический союз, Либерально-демократическая и Социал-демократиче­ская партия Германии.

Контроль за реализацией Потсдамских соглашений дол­жен был осуществлятьСоюзный контрольный Совет (СКС), состоящий из глав военных администраций союзников, ре­шения в котором должны были приниматься на основе кон­сенсуса. Каждый член СКС имел право вето, которым и вос-

Глава 11.Германия

пользовалась в это время Франция, когда возник вопрос о создании центральных немецких департаментов.

Вся будущая подготовительная работа для СКС возла­галась наСовет министров иностранных дел союзников (СМИД). Явным диссонансом при декларировании в это время принципов единства Германии стала формула "Восточная и Западная зоны", возникшая в ходе общей дискуссии на Пот­сдамской конференции по поводу репараций. По этой фор­муле, с разных идейных позиций и стали проводиться в жизнь "экономические и политические принципы при обра­щении с Германией", принятые в Потсдаме.

Уже в июне 1946 г. на Парижской сессии СМИД госсек­ретарь США объявил о намерении объединить свою зону с британской и создать "Бизонию". Решение вопроса о созда­нии единого государства Германии тем самым было постав­лено в тупик. Его не могли впоследствии сдвинуть с мерт­вой точки многочисленные предложения СССР на Москов­ской, Лондонской сессиях СМИД в 1947 г. и др. Бизония, по мере укрепления ее экономического единства, стала все боль­ше приобретать черты отдельного государства со своими органами управления, Верховным судом, Центральным бан­ком и пр.

Своеобразным парламентом этого политического объе­динения стал созданный в мае 1947 г. из представителей ландтагов земель Бизоний Экономический совет, которому были приданы законодательные полномочия в тех сферах, которые не были зарезервированы за оккупационными вла­стями. Роль немецкого правительства, созданного из 5 бизо-нальных управлений, выполнял Директорат. В 1948 г. Эко­номический совет был увеличен вдвое, получив допол­нительные функции главным образом в налоговой сфере. Директорат стал называться Исполнительным советом. Во­прос об общегерманском управлении, таким образом, сни­мался с повестки дня на длительное время. Некоторые ус­тупки Франции по Руру сняли все препятствия для ее при­соединения к Бизоний и создания единой, западной оккупа­ционной зоны — Тризонии, границы которой и определили будущие границы ФРГ.

Проведение в жизнь Потсдамских соглашений по Гер­мании. Принятые в Потсдаме соглашения должны были оп­ределить деятельность не только оккупационных властей, но и вновь создаваемых немецких органов управления.

338 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

Союзническое управление германской экономикой сво­дилось первое время к введению системы строгого контро­ля за производством и распределением с целью обеспече­ния немцев продуктами первой необходимости и репараци­онных поставок в счет возмещения ущерба странам, постра­давшим от войны. Более того, необходимо было ломать весь хозяйственный порядок в целях уничтожения военно-про­мышленного потенциала Германии.

загрузка...

Пункт 12 Потсдамских соглашений, касаясь изменений в отношениях собственности и управления в промышленно­сти Германии, гласил: "В практически кратчайший срок гер­манская экономика должна быть децентрализована с целью уничтожения существующей германской концентрации эко­номической силы, представленной особенно в форме карте­лей, синдикатов, трестов и других монополистических со­глашений...". Речь шла, таким образом, о раздроблении не­мецких компаний на ряд мелких.

Во исполнение Потсдамских решений в 1946 г. был раз­работан план "по репарациям и уровню послевоенной Гер­манской экономики", предусматривающий демонтаж про­мышленных предприятий и введение ограничений и запре­тов на выпуск многих видов продукции. Совокупный объем промышленного производства не должен был превышать 65% от уровня 1931 г. Полностью запрещалось производство любых видов вооружения, тяжелых грузовиков, авиастрое­ние и пр., вводилось квотирование в сталеплавильную, стан­костроительную, электрохимическую и другие отрасли про­мышленности.

Декартелизация встретила на своем пути с самого на­чала ряд трудностей, связанных прежде всего с разным толкованием ее в отдельных зонах. Стороны в СКС так и не смогли выработать общих критериев понятия "монополи­стическое объединение". Демонтаж крупных немецких пред­приятий угрожал полным срывом репарационных поставок, приводил к разрушению производства, превращая 2/3 его оборудования в металлолом. Декартелизация в связи с этим стала проводиться по принципу денацификации. Этому спо­собствовало то, что значительная часть крупных немецких промышленников была арестована за соучастие в преступ­лениях рейха, а их имущество секвестировано. За исключе нием той его части, которая шла на репарационные постав ки, оно передавалось в распоряжение земель.

Глава 11.Германия 339

Очень скоро встретились значительные трудности и на пути политики денацификации, проводившейся в основном по американскому плану — "выявить, выделить и изоли­ровать из политической и общественной жизни активных нацистов и их пособников". Эта политика во всех оккупаци­онных зонах была направлена главным образом против 6 млн. членов НСРПГ и ее организаций. Преступными орга­низациями безоговорочно были признаны руководящий кор­пус НСРПГ, гестапо, СА, СС.

После Нюрнбергского процесса по делу главных немец­ких преступников в 1945—1946 гг. в проведение политики денацификации были подключены и немцы. Был принят ряд законов, на основании которых вводилась система местных немецких комиссий (шпрухкаммер) по денацификации и пр. Действуя вместе с трибуналами союзников, они были при­званы выявлять нацистов, классифицируя немцев по степе­ни . их причастности к "Третьему рейху" на 5 категорий:

. "главные виновники", "обремененные виной", "менее обре­мененные", "попутчики" и "незатронутые".

Денацификация, несмотря на значительное число за­действованных в ней организаций и учреждений, все боль­ше превращалась в бюрократический фарс, ибо 95% выяв­ленных лиц, связанных с нацизмом, не пострадали, продол­жая впоследствии занимать видные должности в министер­ствах, судах, университетах, банках, бизнесе. Особенно не­эффективна была система шпрухкаммер, которые обеляли многих сотрудничавших с фашистами лиц на том основа­нии, что они были связаны с ними не по политическим, а по материальным соображениям.

Самым действенным итогом этой политики стало со­гласованное решение Московской сессии СМИД, утвержден­ное законом СКС в марте 1947 г., о ликвидации прусского государства как центра и вдохновителя германского "мили­таризма и реакции". Это был скорее символический акт, так как Пруссия как государство фактически прекратила свое существование еще в 1945 г.

Действенная, а не мнимая денацификация, освобож­дение немцев от националистических, расовых идей, от на­ционал-социалистских мифов об их "избранности", от экс­пансионистских устремлений требовала времени. Она про­исходила по мере изменения всего духовного климата страны, демократизации ее общественной и государствен-

340 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

ной жизни, чему способствовали как союзники, так и де­мократически настроенные слои западногерманского обще­ства.

Курс на создание западногерманского "социального государства". Разрушение крупного экономического потен­циала в ходе декартелизации в англо-американской зоне закончилось к 1950 г., в советской зоне еще раньше. Оно имело и определенные позитивные последствия, выразив­шиеся не только в структурной перестройке промышленно­сти, в обновлении технологии производства, но и в принци­пиальном изменении всей государственной хозяйственной политики, направленной отныне не на милитаризацию, а на восстановление и рост промышленного производства в мир­ных целях.

С началом "холодной войны" в 1946—1947 гг. в запад­ных зонах стала все активнее проводиться политика оздо­ровления германской экономики во имя обеспечения "безо­пасности вместе с немцами". Самим немцам предстояло и восстановить экономику, и определять стратегическое на­правление ее будущего развития.

Одной из первоочередных задач в послевоенной Гер­мании стала реформа разрушенной финансовой системы страны, в которой процветала беспрецедентная инфляция, черный рынок с ценами, превышавшими официально за­фиксированные в 20, 100 раз, в то время как заработная плата немцев была заморожена на уровне 1945 г.

Денежная реформа должна была сбалансировать де­нежную и товарную массу, восстановить доверие к немец­кой марке как к надежному платежному средству и средст­ву сбережения, упорядочить обязательства по выплате го­сударственных и частных долгов, поднять уровень матери­ального благосостояния немцев, обеспечить условия для сво­боды предпринимательства путем снижения налогового бре­мени и пр. Стабилизация валютной системы была выдвину­та и главным условием "Плана Маршалла" — программы США по восстановлению Европы после второй мировой вой­ны путем предоставления безвозмездной экономической помощи.

Западногерманская денежная реформа была осуществ­лена в 1948 г. жестким, конфискационным способом, с учетом положения социально незащищенных слоев общества. Ста­рые рейхмарки были обменены на новые дойчмарки из рас-

Глава 11.Германия

чета 100 на 6,5. При этом 93,5% денежной массы уничтожа­лось, но заработная плата и пенсии перечислялись в равном соотношении, что гарантировало прожиточный минимум всем работающим и пенсионерам, а также стимулировало труд немцев, очень скоро поднявших свою страну из руин.

Стабилизации финансовой системы способствовал не только обмен денег, но и решительный отказ государства от финансирования промышленного развития, возможного в то время только за счет дополнительной эмиссии, выпуска "де­ревянных" дойч-марок. Лишь топливно-энергетическая, до­бывающая промышленность, черная металлургия в 1948— 1951 гг. субсидировались государством. Прямые субсидии государства впоследствии были ограничены тремя направ­лениями: внедрением научных достижений, социальной по­мощью на переобучение персонала, развитием транспорт­ной инфраструктуры.

Вместе с денежной реформой была проведенаналого­вая реформа, резко снижена ставка подоходного налога, проведена либерализация цен. Как главное условие успеха денежной реформы было создание и дееспособной банков­ской системы. В американской зоне Центральный банк зе­мель, получивший активы и другое наследство отделений старого Имперского банка, был учрежден еще в конце 1946 г., во французской — в 1947 г., в английской — до денежной реформы в марте 1948 г. В январе 1948 г. был воссоздан и центральный банк, получивший название Банк немецких земель (БНЗ), который, согласно закону, должен был про­водить самостоятельную денежную политику, не подчиня­ясь указаниям никаких партийных, общественных и госу­дарственных (кроме судебных) органов. Более того, его дея­тельность, согласно ст. 4 Закона, приравнивалась к органам управления объединенной западной экономической зоны.

Основными задачами БНЗ стал контроль за эмиссией банкнот, обеспечение платежеспособности земельных бан­ков, координация их деятельности путем издания распоря­жений, касающихся кредитной политики, осуществление безналичных платежей между землями и по сделкам с за­рубежными кредитными учреждениями.

С первых же дней обращение Дойч-марки Экономиче­ским управлением Западной объединенной зоны и ее окку­пационными властями было объявлено об окончании перио­да "принудительной экономики". В апреле 1948 г. вступил в


Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

действие "План Маршалла". В экономику Германии были влиты миллиарды долларов. Новая валюта была признана населением, пустые магазины заполнились товарами.

В немецком обществе не отдавалось предпочтения в это время ни анархически функционирующему капиталисти­ческому рынку, ни централизованно-плановому управлению экономикой. В ходе проведенного еще в 1945 г. референду­ма по вопросу о собственности и в советской, и в американ­ской зонах преимущество было отдано общественным фор­мам собственности. В американской зоне это решение не было проведено в жизнь. В английской зоне на "социализа­цию" собственности было наложено вето оккупационными властями.

Большинство немцев было настроено на выбор некое­го центристского "третьего курса", создание "социального рыночного хозяйства" и "социального государства". На этом направлении предстояло, с одной стороны, обеспечить эко­номическую свободу, гарантированную правовым государ­ством, с другой — социальную справедливость. Основы германской экономической политики "третьего пути" фор­мировались в ходе дискуссий о будущей конституции стра­ны, в том числе и в Парламентском совете, состоящем из представителей германских земель, призванных ее разра­ботать.

По мере успехов экономического развития все настой­чивее стали звучать требования о создании объединенного западногерманского государства и о дальнейшем четком определении его социально-экономических и политических ориентиров. В июле 1948 г. с такими рекомендациями,, без учета мнения СССР, выступили США, Англия, Франция, Бельгия, Голландия.

Дискуссии в Парламентском совете шли вокруг двух моделей "социального государства". Буржуазные партии христианского толка (окончательно оформившийся в пар­тию в 1950 г.Христианско-демократический союз (ХДС) и Христианско-социалыиый союз (ХСС), основанный в 1945 г. в Баварии в качестве региональной партии) предлагали соз­дание "социального капитализма".Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), восстановленная в 1946 г., — соз­дание "демократического социализма". Между ними было много общих точек соприкосновения. Формула "социально­го государства" и возникла как попытка совместить разно-

Глава 11. Германия 343

плановые интересы отдельных слоев общества в чрезвы­чайно сложной ситуации послевоенной разрухи.

Ни одна из немецких партий не настаивала на включение в конституцию указаний на конкретный путь экономи­ческого развития в надежде на победу в предстоящих вы­борах в рейхстаг. Ведущая политическая сила — партия Христианско-демократический союз во главе с ее лидером К. Аденауэром, будущим бессменным (в течение 14 лет) канц­лером ФРГ, заявляла об опоре на "христианскую тради­цию, демократию и социальное рыночное хозяйство".

На выборах 14 августа 1949 г. немцы проголосовали за ХДС/ХСС, которые вместе с малыми буржуазными пар­тиями получили большинство в рейхстаге. Они тем самым проголосовали и за создание "социального рыночного хо­зяйства", "социального государства" Германии.

Определив в качестве стратегического направления создание и поддержание рыночно конкурентных порядков, государство проводило политику деконцентрации производ­ства, вводило контроль за деятельностью монополий, за це­нообразованием, всемерно поощряя создание новых, преж­де всего средних и мелких фирм. С этой целью упрощались правовые формы их регистрации при получении статуса юри­дического лица, предоставлялись льготные кредиты и пр. Про­ведение в жизнь политики социального рыночного хозяйст­ва привело к бурному экономическому росту, получившему в западногерманской печати название "экономического чуда". Уровень довоенного развития был достигнут в Западной Германии в целом к концу 1950 г.

Образование ФРГ. Оккупационный статут. В преддве­рии скорого принятия конституции возникла необходимость и в определении новых принципов взаимоотношений между оккупационными властями и местными органами управле­ния. Будущая конституция фактически снимала с повестки дня вопрос о заключении послевоенного мирного договора с Германией, способствовала правовому закреплению ее рас­кола на две части: ФРГ и ГДР.

В связи с этим в апреле 1949 г. был принят так назы­ваемыйОккупационный статут, разработанный западно­германскими оккупационными властями. Статут сохранял экономический и политический контроль США, Англии и Франции в Западной Германии, в частности, предоставив им право осуществлять надзор за соблюдением Основного


Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.

закона ФРГ и конституций земель, отменять все местных законы, противоречащие им.

8 мая 1949 г.Основной закон Федеративной респуб­лики Германии был принят Парламентским советом и ут­вержден военными губернаторами США, Франции, Англии, Термины "Учредительное собрание" и "конституция" были сняты из употребления по настоянию самих немцев как "подразумевающие явный сепаратизм". Основной закон дол­жен был обозначать "временный характер" установленных им конституционных порядков. Фактически после одобре­ния его всеми землями Западной Германии (кроме Баварии, подтвердившей, однако, свою принадлежность к ФРГ) в кон­це мая 1949 г. он вступил в действие в качестве постоянной Конституции ФРГ.

23 мая 1949 г. считается днем образования государства ФРГ. Институт военных губернаторов был преобразован в институт "военных комиссаров" западных держав в Герма­нии. 14 августа 1949 г. были проведены первые выборы в бун­дестаг, 12 сентября 1949 г. создан бундесрат, через три дня избраны президент и. федеральный канцлер. Но и после выбо­ров ФРГ, даже формально, не стала обладать полнотой суве­ренитета, так как сфера внешних отношений, внешней тор­говли и др. оставалась прерогативой верховных комиссаров.

В 1951 г. Оккупационный статут был пересмотрен в сто­рону большего расширения полномочий государственных органов ФРГ, в частности, был снят контроль над феде­ральным и земельным законодательством, правительствен­ным органам ФРГ были переданы некоторые полномочия в сфере внешней торговли и валютного регулирования, в том числе и в вопросах денежной эмиссии.

В 1952 г. был подписан договор о создании в рамках Европейского оборонительного сообщества (ЕОС) "европей­ской армии", а также Общий договор между ФРГ и оккупа­ционными державами, согласно которому "оккупация за­канчивалась" и за ФРГ признавалась "полная власть суве­ренного государства во внутренних и внешних делах". В ответ на это была создана Организация Варшавского договора (ОВД), в которую с первых дней включалась ГДР. Завер­шился раздел мира на два блока противостоящих стран:

социалистических и капиталистических.

Конституция 1949 г. Свой первый раздел Конституция 1949 г. посвящает правам человека, подчеркивая тем самым


Глава 11. Германия


их приоритет перед всеми другими положениями. Этот раз­дел более чем другие несет на себе нагрузку отрицания порядков "Третьего рейха", провозглашая "ненарушимость человеческого достоинства", "неприкосновенность" и "неот­чуждаемость" прав человека (ст. 1), среди которых — право на жизнь и личную неприкосновенность, равенство всех перед законом. Здесь прямо звучит осуждение прошлого, когда физически уничтожались тысячи "расовонеполноцен- ных" и "нежизнеспособных" немцев, проводилась принудительная стерилизация и пр. Среди других прав, не так под­робно представленных в Основном законе, как в Веймар­ской конституции 1919 г., — свобода вероисповедания и со­вести (ст. 4), свобода выражения мнений, собраний (ст. 8), союзов и обществ, в том числе и "для охраны и улучшения условий труда и экономических условий" (ст. 9), свобода передвижения (ст. 11), выбора профессии (ст. 12), тайна пе­реписки (ст. 10), неприкосновенность жилища (ст. 13), ос­новные права в сфере правосудия, например, на "законного судью" и пр. В этом перечне особое место занимает право на петиции (жалобы) в органы государственной власти от­дельных лиц и их объединений, которые рассматриваются в ФРГ не только как гарантия защиты прав человека, но и как одна. из форм непосредственного влияния граждан на процессы принятия политических и правовых решений.

Перечень этих прав дополняется гарантиями, закреп­ленными в самой Конституции или в текущем законода­тельстве. Так, предоставление свободы совести сопровож­дается правом на отказ от военной службы против своей совести, в соответствии с которым в 1973 г. был принят "За­кон о гражданской службе для лиц, отказывающихся от военной службы". Статья 5 Конституции о свободе мнений сопровождается положением о свободе информации, являю­щейся основой формирования общественного мнения, а так­же — о запрещении цензуры. В соответствии с Законом 1975 г. (пункт "с" ст. 45 Основного закона) был создан специальный Комитет по петициям, который может заслуши­вать подателей жалоб, запрашивать соответствующую ин­формацию, имея доступ для этой цели во все учреждения и пр. В бундестаге ежемесячно заслушиваются доклады о рас­смотренных Комитетом петициях и пр.

Защита социальных прав не получила в Основном за­коне значительного места, более полно она закреплена

12 История государства и права зарубежных стран. Часть 2

346 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

конституциях отдельных земель, обогащена судебной прак­тикой, в том числе Федерального конституционного суда (ФСК), и непосредственно действующими в ФРГ нормами международного права о правах человека. Например, за­крепленное в Конституции право на жизнь и личное досто­инство трактуется ФКС как признание того, что "государ­ство во всяком случае должно гарантировать каждому че­ловеку минимум материального благополучия для достой­ной жизни".

Социальные права закрепляются и самим фактом про­возглашения ФРГ социальным государством. В этом кон­тексте дается и трактовка права собственности, повторяю­щая соответствующие положения Веймарской конституции:

"Собственность обязывает. Владение ею есть служение об­щему благу", а также положение Основного закона о воз­можности государства на основе закона принудительно от­чуждать собственность, в том числе обобществлять земли, общественные ресурсы и средства производства "для об­щего блага" (ст. 15).

В разделе II Основного закона (ст. 20) дается общее оп­ределение государства ФРГ как государства демократиче­ского, социального и федеративного. Наряду с демократиче­скими правами и свободами к основополагающим конститу­ционным принципам Основной закон относит "народный су­веренитет" и "разделение властей", или осуществление вла­сти народа через посредство "специальных органов законо­дательной, исполнительной власти и правосудия" (ст. 20 (2)). Разграничивая органы трех ветвей власти, Основной закон запрещает совмещение их функций, вмешательство в дела друг друга и пр. Принцип невмешательства особенно строго проводится в отношении органов правосудия.

Демократический характер государства ФРГ рассмат­ривается Основным законом в единстве с его социальным и правовым содержанием. Социальное государство понимает­ся при этом как государство, осуществляющее политику со­циальной справедливости, ослабления социального неравен­ства, защищающее социально-экономические права граж­дан в том смысле, как они звучат во Всемирной декларации прав человека: "Каждый человек имеет право на такой жиз­ненный уровень, включая пищу, одежду, жилье, медицин­ский уход и необходимое социальное обслуживание, кото­рый необходим для поддержания здоровья и благосостоя-

Глава 11.Германия 347

ния его самого, его семьи, и право на обеспечение по случаю безработицы, болезни, инвалидности и т. д. ...".

Возможность осуществления этих прав, казавшаяся не­достижимым послевоенным идеалом, обеспечивается ныне в ФРГ высоким уровнем экономического развития, позво­ляющим 50% бюджета страны тратить на стимулирование экономики и социальное обеспечение, повышение жизнен­ного уровня своих граждан.

В ФРГ существует в настоящее время самое развитое законодательство, регулирующее сферу трудовых отноше­ний. Так, в связи с резким увеличением числа безработных в начале 50-х гг. в соответствии с "Законом о стимулирова­нии занятости" 1958 г. началась выплата пособий всем без­работным, которая зависит от продолжительности периода занятости работника до увольнения, размера уплачиваемых страховых взносов по безработице, возраста и состава се­мьи безработного. Важным элементом реформы в социаль­ной области стало введение "тарифной автономии", при ко­торой отношения между наемными работниками и предпри­нимателями регулируются соглашениями между отрасле­выми и региональными профсоюзами и союзами работода­телей. В это же время стала формироваться система уча­стия наемных работников в управлении фирмами через на­блюдательные советы на предприятиях, действующая с 1976 г. во всех крупных корпорациях. "Великим социально-поли­тическим завоеванием" в ФРГ считается пенсионная рефор­ма 1957 г., устанавливающая динамическую систему пен­сий, и пр.

В Основном законе, как уже отмечалось, социальная и правовая характеристики государства ФРГ совмещены, ос­новополагающий принцип правового государства провозгла­шен в ст. 20(3): "Законодательство связано конституцион­ным строем, исполнительная власть и правосудие — зако­ном и правом". Этот принцип детализируется многими стать­ями Конституции, в частности раздела IX — "Правосудие".

Федеральный характер государства традиционен для Германии. Эта форма организации государственного един­ства прошла здесь сложный путь от "гегемонистского фе­дерализма" к нынешней модели "кооперативной федера­ции".

Субъекты германской федерации имеют свои консти­туции и администрацию. К конституциям земель предъяв-

12"

348 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.

ляется лишь требование соответствия "основным принци­пам республиканского, демократического и социально-пра­вового государства" (ст. 28(1)), но унитарная тенденция про­является в Основном законе 1949 г. еще в большей мере чем в Веймарской конституции 1919 г.

В разделе VII — "Законодательство федерации" вы­деляется также широкая сфера, регулируемая исключи­тельно законами федерации: внешние отношения, оборо­на, гражданство, валюта, таможенное и торговое право v пр. (ст. 73); сфера конкурирующего законодательства: гра­жданское и уголовное право, судоустройство и судопроиз­водство, право союзов и собраний и пр. (ст. 74); сфера "ра­мочного" законодательства: правовое положение лиц, со­стоящих на государственной службе, общие принципы в области высшего образования, охотничьего дела и пр. и сфера законодательных полномочий земель, "в той мере, в какой... законодательная власть не предоставлена федера­ции" (ст. 70(1)).

Сфера исключительного законодательства федерации при этом расширена за счет конкурирующего законодатель­ства путем включения в нее системы мер и весов, выпуска бумажных денег, охраны промышленной собственности, ав­торского и патентного права и пр. Более того, при определе­нии права на исключительное законодательство Основной закон требует соблюдения лишь одного условия — "необхо­димости" в федеральном законодательстве (ст. 72(2)), кото­рая определяется самой федерацией и никогда не оспари­вается ФКС.

Расширение законодательных полномочий федерации происходит и благодаря решениям ФКС, опирающегося на традиционную для Германии доктрину — "в силу внутрен­ней связи", когда суд признает наличие неписаных полно­мочий государства, или если они (законодательные полно­мочия) "недостаточно точно определены" или связаны с ре­шением вопросов, "определенно относящихся к компетен­ции федерального законодательства".

По иному, чем в Веймарской конституции, трактуется и "конкурирующее законодательство". Федерации по Ос­новному закону предоставляется право принять закон, даже если ранее был принят по этому вопросу закон земельный. Здесь действует принцип: "федеральное право ломает пра­во земель".

Глава 11.Германия 349


Объективные процессы расширения полномочий цен­тра в федеративном, демократическом государстве между тем не могут быть беспредельными. Приоритет в сфере "вы­полнения государственных задач", исполнительно-распоря­дительные полномочия (ст. 30 Основного закона) принадлежат по Основному закону землям.

В наиболее спорной сфере конкурирующего законодательства интересы земель также ограждаются (ст. 72(2)) тре­бованиями предоставления федерации законодательных полномочий только в том случае, если данный вопрос не может быть эффективно урегулирован законодательством отдельных земель, если урегулирование данного вопроса законодательством одной земли может нанести ущерб ин­тересам другой земли или всей стране в целом и если этого требует сохранение "правового и экономического единства, в частности обеспечение единообразия жизненных условий".

"Единообразие жизненных условий" и лежит в основе новой формы германского федерализма, получившего на­звание "кооперативного". Новая модель кооперативного фе­дерализма — продукт своего времени, когда в послевоен­ных условиях резко возросла взаимозависимость федера­ции и земель в решении экономических и социальных про­блем, а под влиянием усилившейся мобильности населения, потоков беженцев, деятельности оккупационных властей были подорваны корни исторически сложившегося своеоб­разия германских земель и пр.

Это "единообразие" и определяет стремление федера­ции и земель к координации своих действий, к унификации права и административной практики. В новых условиях все большее значение приобретают не диктат центра, не "экзе­куция", а такие рычаги управления, как выверенная финан­совая политика и государственное регулирование экономи­ки, общие задачи в области энергетики, транспорта, жилищ­ного строительства. Решение этих задач связано прежде всего с финансированием. Не случайно созданный на основе ст. 88 Основного закона Немецкий федеральный банк называют в ФРГ "четвертой властью", "параллельным правительством".

Основополагающие принципы конституционного устройства ФРГ находят непосредственное выражение и в системе высших органов государственной власти: бундестага бундесрата, президента, правительства и органов правосудия.

350 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

Высшим органом законодательной власти, по Консти­туции 1949 г., являетсябундестаг, избираемый на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования (на 4 года) лицами, достигшими 18-летнего возраста. "Всеобщему" и "равному" характеру выборов не соответствует, однако, правило избирательной системы, согласно которому менее 5% голосов, поданных за политическую партию (партиям Основной закон отводит главную роль в формировании по­литической воли народа), вообще не учитываются при распределении мандатов. Недостижимость "равенства" вы­боров определяется и неравными финансовыми возможно­стями мелких партий или независимых депутатов. Финан­сирование предвыборной деятельности партий из государ­ственного бюджета не решает также проблемы равенства, так как пособия распределяются государством только меж­ду теми партиями, которые после окончательного подведе­ния итогов выборов получили 50% голосов в конкретном из­бирательном округе.

Наряду с законодательными полномочиями, и прежде всего с полномочиями утверждения бюджета, бундестаг из­бирает главу правительства,канцлера, несущего перед ним ответственность. Он обладает и другими важными контроль­ными функциями, в связи с чем может вызвать на свои засе­дания любого члена федерального правительства (ст. 43(1)), назначить следственную комиссию, а федеральный министр финансов обязан ежегодно представлять бундестагу и бун­десрату отчет "о доходах и расходах, а также о состоянии активов и пассивов выполняемого бюджета" (ст. 114). Неодоб­рение бундестагом деятельности правительства влечет за со­бой вотум недоверия, который выражается не отдельному министру, а федеральному канцлеру, вместе с которым долж­но уйти в отставку и правительство. Отставка, однако, воз­можна при условии выбора бундестагом большинством голо­сов его преемника (правило так называемого "конструктив­ного вето").

Объективная тенденция централизации государствен­ной власти, доминирования федерации в вопросах законо­дательства определяет особое стремление германских зе­мель влиять на государственную политику в целом через бундесрат, который, согласно Основному закону, является не представительством земель, а федеральным органом вла­сти, состоящим из членов земельных правительств.

Глава 11.Германия 351

Согласие бундесрата необходимо, как правило, при при­нятии законов, относящихся к конкурирующей сфере, за­трагивающих интересы земель. Для этих законов (в настоя­щее время большинство законов принимается с согласия бундесрата) отрицательное решение бундесрата носит ха­рактер абсолютного вето. Бундесрат принимает участие и в утверждении бюджета, осуществляет вместе с бундестагом надзор над организацией органов власти земель (ст. 84(3— 4)). Его согласие требуется при применении мер принужде­ния к землям, не выполняющим "возложенных на них обя­занностей" (ст. 37(1)).

Глава государства —президент республики — выби­рается большинством голосов особого органа — федераль­ного собрания, состоящего из членов бундестага и равного числа членов, избираемых народными представительства­ми земель на пропорциональной основе. Президент высту­пает прежде всего в качестве представителя республики во внешних делах, хранителя конституционного строя. Основ­ной закон отказался от дуалистической концепции Веймар­ской республики: "президент-рейхстаг".

Как независимая, фактически бесконтрольная (все его распоряжения контрасигнуются канцлером) и политически нейтральная фигура, отстраненная от решающего участия в высшем государственном руководстве, он, кроме предста­вительств в международных делах, назначает и увольняет федеральных судей, ряд категорий федеральных служащих, обладает "в отдельных случаях" правом помилования, промульгирует принятые законы.

Основной закон лишает главу государства исконно гер­манского права командования вооруженными силами, воз­лагая эти обязанности в мирное время на министра оборо­ны, во время войны — на канцлера. Установленный таким образом контроль бундестага над вооруженными силами был подкреплен впоследствии законами 1956 и 1976 гг. о созда­нии, а затем усилении полномочий специальной парламент­ской комиссии бундестага по обороне, которая наделялась правами следственной комиссии. Введена была также долж­ность уполномоченного бундестага "по обороне" для охраны основных прав (ст. 45 (а) и 45 (в)).

В ст. 61 Конституции предусматривается возможность отстранения от должности президента по обвинению в умыш­ленном нарушении им Основного закона или другого феде-

352 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

рального закона. Вопрос о его виновности и лишении долж­ности принадлежит ФКС.

Роль главной политической фигуры Основной закон отводит, таким образом, не президенту, а канцлеру, кото­рый выбирается большинством членов бундестага по пред­ложению первого. Им становится лидер партии большинст­ва в бундестаге. Усиление роли канцлера в ФРГ сближает форму германского государства с президентской системой США или Франции. Эта тенденция усиливается почти не­изменным формированием правительства партией канцле­ра ХДС в союзе с ХСС. С 1949 г. эти партии бессменно нахо­дятся у власти, за исключением тринадцати лет правления социально-либеральной оппозиции.

Канцлер без одобрения бундестага формирует кабинет министров и делает представления об увольнении минист­ров, обязательные для президента. Но главное — он направ­ляет всю внешнюю и внутреннюю политику страны и несет за нее ответственность только перед бундестагом (ст. 65).

Основным гарантом правового государства ФРГ явля­ется, по Конституции 1949 г., ФКС, который выбирается бундестагом и бундесратом и стоит во главе судебной сис­темы страны. По отношению ко всем конституционным органам ФКС является единственной и независимой су­дебной палатой. Он рассматривает конфликты федерации и земель, споры об объеме их прав и обязанностей, кон­тролирует правовые нормы на их совместимость с норма­ми более высокого ранга и объявляет их не имеющими юридической силы.

В 1969 г. в целях усиления охраны прав граждан был принят закон, положения которого составили содержание пункта 4 "а" ст. 93 Конституции 1949 г. На основании этого закона ФКС призван рассматривать дела по искам всех лиц, считающих неконституционными действия государственных властей, ибо они нарушают их основные права. В этом слу­чае ФКС действует в качестве высшей апелляционной ин­станции.

К таким жалобам, однако, предъявляются жесткие тре­бования, в том числе требования предоставления доказа­тельств, что все другие пути восстановления нарушенных прав были исчерпаны жалобщиком. Благодаря этому 98% таких жалоб ФКС просто не рассматривается. Судьи неза­висимы и подчиняются только закону (ст. 97(1)).

Глава 11. Германия353

В соответствии с требованиями правового государства Конституция 1949 г. отличается жестким и обширным пе­речнем "гарантий основ свободного демократического по­рядка". "Воинствующая демократия" между тем несет в себе, по признанию самих немецких государствоведов, опасность нарушения демократических принципов конституции. Так, на основании ст. 18 Основного закона каждый, кто исполь­зует свободу выражения мнений, печати, собраний, образо­вания союзов и обществ и пр. "для борьбы против основ свободного демократического порядка, лишается этих ос­новных прав". Решение вопроса, использовались ли те или иные права с целью борьбы "против демократического по­рядка", принадлежит только ФКС, который не может ис­ключить, как показала практика, политических пристра­стий своих членов.

Объединению Германии предшествовал глубокий соци­ально-экономический и политический кризис в ГДР, кото­рый назревал в течение последних 4 лет и привел к стре­мительным темпам объединения ГДР и ФРГ в течение од­ного года, с октября 1989 г. по октябрь 1990 г., когда на по­литической карте Европы появилось новое объединенное го­сударство Германии с 78 млн. населением.

Сверхцентрализованная система управления выявила полную неспособность обеспечить динамичное развитие эко­номики ГДР. Начались перебои с поставкой промышленных товаров, росла инфляция. Немцы рвались в обеспеченную Западную Германию. Все настойчивее звучавшие требова­ния открытия границ, сопровождавшиеся массовыми демон­страциями, стали началом революционных перемен в стра­не.

В мае 1989 г. после открытия венгерско-австрийской границы началось бегство восточных немцев через Венгрию за границу, что грозило обезлюдить страну. В результате этих событий после бессменного 18-летнего правления был снят со своего поста Председатель Государственного совета и Генеральный секретарь СЕПГ Э. Хоннекер. Самая массо­вая в истории начавшихся мирных революций в Восточной Европе демонстрация в ГДР, в начале ноября 1989 г., в ко­торой приняли участие 1 млн. человек, привела к удовле-

354 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

творению требования об открытии границы. В результате правительство полностью потеряло контроль над толпами "экскурсантов", что окончательно размыло экономику ГДР, и без того ослабленную в это время.

Тогда же на повестку дня встает новое, более ради­кальное требование — объединение с ФРГ. Ответом на эти массовые требования, в условиях полного невмешательства Москвы в немецкие события, стало выступление канцлера ФРГ Гельмута Коля в западногерманском бундестаге с про­граммой из 10 пунктов, посвященной развитию отношений между обоими германскими государствами.

Эта программа состояла из перечня постепенно осуще­ствляемых мер укрепления сотрудничества двух немецких государств, обещания немедленной конкретной помощи ГДР в гуманитарной сфере, в частности создания валютного фон­да для финансирования поездок восточных немцев к запад­ным (ФРГ еще в 1983—1984 гг. становится одним из глав­ных кредиторов ГДР), предложения о создании договорного немецкого сообщества с новыми совместными институтами и расширением функций уже имеющихся. Подтверждая необходимость развивать и углублять сотрудничество с ГДР, канцлер высказывал намерение создать в будущем конфе­деративное объединение Германии.

Осуществление программы оговаривалось рядом усло­вий: если в ГДР будут в обязательном порядке решены и необратимо начаты "принципиальные перемены политиче­ской и экономической системы". Это означало достижение государственным руководством ГДР с оппозиционными груп­пами соглашения об изменении конституции, о новом демо­кратическом законе о выборах с участием несоциалистиче­ских партий и пр.

Планы "многоразового объединения" обоих государств были выдвинуты и новым премьер-министром ГДР Г. Мод-ровым. Одной из последних инициатив объединения Герма­нии стало предложение аккумулировать все лучшее, что имелось в ГДР и ФРГ, реализация которого должна была создать, с наименьшими потерями и более совершенным законодательством, действительно новое государство Гер­мании. Указывалось при этом на положительный опыт сис­темы всеобщей трудовой занятости в ГДР, на достижения в сфере народного образования, беспримерные результаты в спорте и пр. Мыслилось, что переходный период продлится

Глава11.Германия

2—3 года. Все эти планы, находившие понимание у социал-демократов ФРГ, под напором реальных событий были от­брошены.

Мирное объединение Германии могло быть проведено только договорным путем. Первым крупным шагом на этом пути и стал Договор об экономической, валютной и соци­альной унии от 18 мая 1990 г., вступление в действие кото­рого привело к денежной реформе. В результате марки ГДР были заменены Дойч-марками, ставшими единым платеж­ным средством на территории еще параллельно существую­щих двух немецких государств. При этом в ГДР сохранялся прежний уровень заработной платы, стипендий, пенсий, квартирной и арендной платы за жилье и гарантированы денежные вклады населения, перечисляемые 1 к 1 до 2 тыс. марок для детей, 4 тыс. марок для взрослых и 6 тыс. марок для пенсионеров. Вклады сверх этих сумм перечислялись из расчета 1 к 2. Германия не только включалась в сферу действия дойч-марки, но и в Общий рынок Европейского

сообщества.

Условия денежной реформы стали сокрушительным ударом по и без того расшатанной экономике ГДР, привели к росту задолженности ее предприятий, на которых была крайне низкая, по сравнению с западногерманской, произ­водительность труда. В целях снижения накала оппозици­онных настроений в ГДР были повышены размеры пенсий, частично погашен дефицит ее государственного бюджета, создан специальный фонд помощи экономики ГДР и пр.

Следующим важным шагом на пути достижения гер­манского единства стал договор между ГДР и ФРГ, подпи­санный в августе 1990 г., согласно которому в целях дости­жения правовой унификации создавалась "единая избира­тельная территория", на которой все выборы должны были проходить по избирательным законам и правилам, приня­тым в ФРГ.

Уже 23 августа 1990 г. Народная палата ГДР принима­ет решение о присоединении к ФРГ. 31 августа договор об объединении был подписан обеими сторонами. 13 сентября на одном из последних заседаний он был ратифицирован Народной палатой ГДР, а затем бундестагом и бундесратом ФРГ. Согласно этому политическому договору 5 воссоздан­ных восточногерманских земель с 3 октября 1990 г. должны были быть включены в состав ФРГ.

356 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

В договоре были закреплены также признание зе­мельной реформы, осуществленной еще в годы правле­ния советской военной администрации, и предоставление жителям ГДР права пользоваться благами системы соци­ального обеспечения ФРГ. При этом особо оговаривалось, что вся собственность, конфискованная в период оккупа­ции Советской Армии с мая 1945 г. по 1949 г., возврату не подлежит.

Вместе с тем стороны соглашались с настоятельной необходимостью возвращения частной собственности преж­ним владельцам за счет "реорганизации общественного иму­щества", при этом возможность компенсации за потерян­ную собственность признавалась лишь в случае невозмож­ности ее возврата. Остались, однако, нерешенными такие вопросы, как порядок оказания финансового и экономиче­ского содействия развитию новых земель. Вставали пробле­мы и с разгосударствлением "народных предприятий" ГДР, ибо не были выработаны соответствующие нормы, регули­рующие деятельность ведомства по опеке над ними, о спо­собах компенсации за национализированное в свое время имущество и пр.

При подписании и последующей ратификации Догово­ра об объединении Германии от 31 августа 1990 г. вообще не вносились предложения о разработке новой конституции. Между тем дебаты по этому вопросу, предшествующие объ­единению, не были праздными. Речь шла о том, будут ли восточные и западные немцы равноценными гражданами но­вого государства, а основа их объединения равноправной.

Создатели Основного закона ФРГ 1949 г. рассматрива­ли себя в качестве представителей всего населения бывшей Германии, создавших его, как указано в преамбуле, в целях сохранения национального и государственного единства, и за тех немцев, "которым было отказано в сотрудничестве". Основной закон содержал призыв ко всему германскому народу "путем свободного самоопределения осуществлять до конца единство и свободу Германии". Статья 146 подчер­кивала переходный характер Основного закона, предпола­гая прекращение его действия "в день, когда вступит в дей­ствие Конституция, принятая свободным волеизъявлением немецкого народа".

Но в текст Основного закона была включена впоследст­вии ст. 23, предусматривающая вступление Основного зако-

Глава11.Германия 357

sb силу и "в остальных частях Германии... по их присоенении". Именно эта статья и была взята на вооружение бравыми партиями ГДР перед выборами в Народную пала­ту весной 1990 г. На этих выборах решительную победу одер­жал "Альянс ради Германии", возглавляемый вновь соз­данной по примеру ФРГ Христианско-демократической пар­тией ГДР. Западногерманские партии уже в это время ста­ли занимать доминирующие позиции в партийной системе Германии.

После объединения была образована Конституционная комиссия, чтобы приспособить Основной закон к новым ус­ловиям единого государства путем поправок, которые долж­ны были вноситься восточными землями до 1993 г. Вноси­лись в основном поправки, реализация которых была или невозможной, или неприемлемой для ФРГ. Например, о га­рантиях полной занятости, или права на жилье, о призна­нии большего значения такой формы непосредственной де­мократии, как референдум, и пр.

Значительным дополнением к Конституции стал итого­вый документ СМИД четырех великих держав, подписан­ный в Москве 12 сентября 1990 г. по формуле 2 плюс 4 (Вос­точная и Западная Германии и 4 великих державы), при­званный обеспечить внешние условия германского единст­ва.

Статья 1 договора устанавливала незыблемость границ Германии, в первую очередь ее западных границ с Поль­шей, ст. 2—3 посвящались запрету производства, владения и распоряжения ФРГ оружием массового уничтожения. В соответствии с договором Германия должна была сократить свои вооруженные силы до согласованного предела и строго придерживаться требования, чтобы с ее земли "исходил только мир". В ст. 4—5 говорилось о временном пребывании советских войск на территории ГДР — до 1994 г. и о других военных аспектах в связи с признанием полного суверени­тета ФРГ во внутренних и внешних делах.

Трудности объединительного процесса выявились очень скоро, как и политические, экономические, соци­ально-психологические различия Запада и Востока Гер­мании, которые оказались более стойкими, чем предпо­лагалось ранее.

Восстановление хозяйственной жизни, которая деся­тилетиями формировалась в ГДР на основе затратной

358 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

экономики, требовало колоссальных денежных вливаний, приведших к повышению подоходного налога в ФРГ на 5%, цен на нефтепродукты и пр., что не встретило понимания, особенно у западных немцев. Бюджет федерации предпо­лагалось пополнить за счет приватизации "народных пред­приятий" ГДР. Закон о приватизации и реорганизации об­щественного имущества был принят еще в ГДР 17 июля 1990 г.

Реализация этого закона была возложена на одну из крупнейших холдинговых компаний, которая к концу 1991 г. стала организацией, выступающей как доверенное лицо и формальный владелец 14 тысяч предприятий, расположен­ных на территории ГДР с числом занятых в 7 млн. чело­век. Непосредственно эту деятельность выполнял Попечи­тельский совет компании, который был подчинен мини­стерству финансов и стал де-факто в ФРГ федеральным министерством структурных преобразований промышлен­ности Востока. Его функции все время усложнялись (при отсутствии их нормативной основы). Сначала он должен был решать задачи приватизации "народных предприятий" (при этом преследовалась цель получения инвестиций, со­хранения рабочих мест, а также устранения вреда, нане­сенного окружающей среде), затем — задачи санации, повышения производительности труда, выпуска дешевой продукции.

Но продукция предприятий ГДР была неконкуренто­способна. Губительно сказывалась и потеря такого емкого рынка, как СССР, развал СЭВ. Усугубило тяжелое положе­ние восточных предприятий и увеличение правительством Г. Коля в 1990—1992 гг. тарифов, что без повышения произ­водительности труда, которая в ГДР составляла лишь 40% от Западной Германии, могло привести лишь к усилению неконкурентоспособности продукции восточной промышлен­ности.

Серьезной преградой на пути структурной перестрой­ки промышленности стало прежде всего отсутствие поку­пателей на приватизированные предприятия и то обстоя­тельство, что в результате тщательного обследования была признана целесообразной экономическая санация только 10% промышленных предприятий ГДР, остальные подлежали ликвидации. К началу 1991 г. Попечительскому ведомству


Глава 11.Германия 359


•а
•й-

удалось выручить за 1 тыс. приватизированных предпри­ятий всего 4 млрд. марок, а из государственного бюджета, чтобы ослабить груз безработицы, в восточную промыш­ленность было влито 300 млрд. марок.

ГДР не знала безработицы, в объединенной Германии она стала повсеместным явлением, особенно больно ударив­шей по Востоку за счет сокращения штатов, ликвидации нерентабельных предприятий, из-за более слабой дисцип­лины труда и пр.

К моменту подписания договора об объединении в быв­шей ГДР уже насчитывалось 600 тыс. безработных, 1,8 млн. человек были частично заняты. Ежедневно число потеряв­ших работу увеличивалось на 30—40 тыс. человек. В 1992 г. из числа работающих в 1989 г. восточных немцев потеряли работу 45%. Только в одном Берлине в 1993 г. было зареги­стрировано 250 тыс. безработных.

Задачи снижения уровня безработицы и повышения производительности труда, широкой модернизации восточ­ных предприятий были поставлены на первом же объеди­ненном заседании бундестага в октябре 1990 г. Безработицу удалось снизить только благодаря введению неполного ра­бочего дня, предоставлению права на более ранний уход на пенсию, путем создания новых рабочих мест, обществ заня­тости, привлечения финансовых средств федерации на пе­реобучение, переквалификацию рабочих и пр. В ФРГ прак­тиковались и другие, более жесткие меры: предоставление в безотказный наем рабочей силы, занятой на предприяти­ях восточных земель, западным фирмам, досрочное уволь­нение на пенсию, особенно женщин-матерей, пользующих­ся семейными пособиями, и пр.

Развитие среднего и мелкого бизнеса, ставшее главной заботой еще послевоенного правительства ФРГ, также при­несло определенные результаты. К 1994 г. около 20% само­деятельного населения ФРГ трудилось на предприятиях, число работающих на которых не превышало 5 человек. Но они не были защищены законами от увольнения.

Крайне остро перед объединенной Германией встала и проблема жилья. Закон о собственности, принятый после объединения Германии, фактически дал право бывшим соб­ственникам требовать возвращения пятой части всех квар­тир ГДР. Все сданное в аренду жилье (то есть половина из

360 Раздел II. История государства в новейшее время (XX в.)

7 млн. квартир в ГДР, которые принадлежали коммунам и кооперативам) дотировалось ранее исключительно за счет государственных средств. Вопросами же финансирования жилищного строительства в бывшей ГДР ведал Государст­венный банк, который стал дочерним банком Попечитель­ского ведомства под названием Немецкий кредитный банк. Несмотря на государственные кредиты, накопившиеся про­центы по старым долгам и другие расходы поставили этот банк на грань банкротства. Чтобы спасти положение, была резко поднята квартирная плата за жилье, которая к концу 1991 г. увеличилась в бывшей ГДР в 4 раза. Нехватка жи­лья росла и за счет непрекращающегося потока эмигрантов в ФРГ, число которых только в 1992 г. достигло три четвер­ти миллиона человек, — больше, чем в остальных странах Европы, вместе взятых.

Не могло решить проблему жилья, трудоустройства эмигрантов и специально созданное ведомство по делам ино­странных беженцев, штат которого был значительно увели­чен в этом же году. Все это повлекло за собой взрыв наси­лия со стороны германских расистов, так называемых бри­тоголовых, направленного против эмигрантов. В ходе после­дующих за этим событием тысячных антирасистских де­монстраций правительство ФРГ не без оснований обвиня­лось в том, что оно не проводит должной борьбы с правыми экстремистами.

Создание вместо планово-распределительной экономи­ки рыночной стало почти неразрешимой задачей для мно­гих восточных немцев, в том числе и управленческого ап­парата, в силу незнания западногерманских законов и пред­писаний. Между тем к восточногерманским ведомствам предъявлялись те же правовые требования, что и к запад­ногерманским, без каких-либо ограничений. Форсирован­ное навязывание усложненного западногерманского права, по утверждению бывшего канцлера ФРГ Г. Шмидта, "мно­гократно усиливало ощущение восточных немцев, что они подчинены чужому непонятному и непостижимому господ­ству".

Общеизвестный германский правовой педантизм вкупе с бюрократизмом, непомерная масса указов, администра­тивных предписаний, по признанию Г. Коля, "грозили заду­шить экономику и общество", влекли за собой "фатальные

Глава 11.Германия 361

последствия, особенно на Востоке, где большинство людей впервые в жизни сталкивалось с бесчисленными распоря­жениями, которым нужно было следовать". Не исчезала и определенная социально-психологическая несовместимость восточных и западных немцев, которая уходит своими кор­нями не только в период 40-летнего господства социалисти­ческой идеологии в ГДР, но и в более отдаленную историю страны, с ее многовековой раздробленностью и непреодо­ленным разобщением немецкой нации общностями бавар­цев, саксов, швабов и др.





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

74 + = 80