Залог товаров в обороте



Интересен вопрос вещных аспектов права залогодержателя при залоге товаров в обороте. В литературе неоднократно высказывалось мнение, что залогу товаров в обороте свойственны обязательственные, а не вещные отношения (222). Нам хотелось бы подвергнуть сомнению это традиционное утверждение, основываясь на современном правовом регулировании залога товаров в обороте. Так, в соответствии со ст. 327 ГК залогом товаров в обороте признается разновидность залога, при котором в качестве предмета залога выступают товары, предмет залога оставляется у залогодателя с предоставлением ему права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества, т. е. владеть и пользоваться предметом залога с извлечением его полезных свойств при условии, что общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге. Предметом залога товаров в обороте могут быть непотребляемые вещи либо такие потребляемые вещи, в результате переработки которых производятся вещи нового качества по стоимости не меньше использованных, а по большей части - превышающие их в связи с необходимостью приложения труда при переработке, имеющего, в свою очередь, определенную стоимость. По данному определению залога товаров в обороте можно сделать вывод, что законодатель не ставит во главу вопроса индивидуализацию предмета залога, и предметом этого вида залога могут быть товары, определенные лишь родовыми признаками. В то же время индивидуализация предмета при залоге товаров в обороте достигается путем отражения сведений о заложенном имуществе в книге записи залога, обязательно присутствующей при залоге товаров в обороте. В этой книге должны быть отражены необходимые для индивидуализации предмета залога сведения - количество, качество, местонахождение, так как не может быть залога без такой конкретизации предмета залога, которая бы позволила обратить взыскание на него. Это же подтверждает требование ст. 307 ГК, предусматривающей в качестве существенного условия, предусмотренного законодательством, указание в договоре предмета залога.

Так, имея в запасе 1000 тонн зерна, залогодатель вправе предоставить по договору залога товаров в обороте только, например, половину, при этом не выделяя предмет залога из общей массы. В этом случае до выделения предмета залога в необходимом количестве или до уменьшения его до предела, определенного договором о залоге, вещных отношений не будет, так как вещное право, как и право собственности, может быть только в отношении индивидуально-определенной вещи или вещи, определенной родовыми признаками, но имеющей количественные и качественные характеристики, а также сведения о местонахождении, так как в этом случае вещь, определяемая родовыми признаками, приобретает черты индивидуализации. Ведение залогодателем при залоге товаров в обороте книги записи залогов, в соответствии с п. 3 ст. 327 ГК, позволяет за счет качественных и количественных характеристик, отражаемых в ней, индивидуализировать находящиеся в залоге товары.

Напротив, при предоставлении в залог товаров в обороте индивидуально-определенного предмета (например, выделив 500 т зерна в отдельное хранилище, либо уменьшив за счет потребления количество зерна до 500 т) нельзя никак, очевидно, отрицать вещно-правовую связь между залогодержателем и предметом залога товаров в обороте, и вытекающие из этого абсолютно-правовые отношения залогодержателя с третьими лицами. И тут не имеет, по нашему мнению, никакого значения право залогодателя по изменению состава и натуральной формы предмета залога, так как такая замена возможна только при соблюдении условия о недопущении уменьшения стоимости предмета залога ниже указанной в договоре о залоге и отражения замены в книге записи залогов. Изменение натуральной формы допустимо, если стоимость произведенной продукции не ниже стоимости первоначальных товаров, т.е. с изменением натуральной формы предмета залога и отражением в книге записи залогов такого изменения, включая сведения о произведенном и поступившим взамен предметом залога. Отчуждение предмета залога товаров в обороте допустимо, если общая стоимость предмета залога не уменьшается, т.е. с одновременной заменой отчужденного элемента предмета залога на оговоренные договором о залоге товары, восполняющие общую стоимость предмета залога, т.е. с отражением в книге записи залогов замены предмета залога.

Нарушение залогодателем правил по изменению натуральной формы, например, переработка товаров с производством новой вещи со стоимостью ниже стоимости первоначального товара, дает залогодателю возможность воспользоваться правом, предусмотренным п. 2 ст. 314 ГК - в разумный срок восстановить предмет залога или заменить его равноценным имуществом, а залогодержателю - право требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а при неисполнении этого требования - обратить взыскание на предмет залога в соответствии с подпунктом 2) п. 2 ст. 321 ГК. При полной утере предмета залога при переработке залогодержатель имеет право воспользоваться правом на досрочное исполнение обеспеченного залогом обязательства в соответствии с подпунктами 2) и 3) п. 1 ст. 321 ГК. В рассматриваемом случае нет разницы в правах залогодержателя при залоге товаров в обороте (переработке) и прав залогодержателя при любой ипотеке, и эти права характеризуются, по нашему мнению, вещным правом залога, свойственным залогу индивидуально-определенной вещи.

загрузка...

Одним из дискуссионных вопросов, связанным с признанием, либо отрицанием в залоге товаров в обороте признаков вещного права, является следование права залога за заложенными товарами в обороте при отчуждении их с нарушением правил о соответствующей их замене. В научной юридической литературе по этому поводу высказывались полярные точки зрения - от признания вещного характера залога товаров в обороте и следования права залога за отчужденными товарами (223), до полного отрицания этого (224).

Нарушение залогодателем правил изменения состава предмета залога (например, отчуждение элементов предмета залога без соответствующего одновременного восполнения общей стоимости за счет приобретения предусмотренных договором о залоге другими товарами) должно влечь такие же последствия, какие наступают, например, при нарушении залогодателем правила о порядке распоряжения предметом залога (в соответствии со ст. 315 ГК) с той только особенностью, что без согласия залогодержателя залогодатель вправе отчуждать предмет залога товаров в обороте только при соблюдении правила о замене предмета. К тому же в п. 2 ст. 327 ГК, видимо, имеется в виду не отчуждение вообще, а именно отчуждение предмета залога в соответствии с установленными правилами по их отчуждению - с одновременным восполнением общей стоимости предмета залога за счет предусмотренных договором о залоге товаров в обороте иных приобретенных товаров. Правила п. 2 указанной статьи, по нашему мнению, не распространяются на случаи незаконного отчуждения с нарушением установленных правил о залоге товаров в обороте (225). Залогодержатель в этом случае, несомненно, вправе требовать признания недействительной сделки по незаконному отчуждению и истребовать из незаконного владения предмет залога для обращения взыскания на него в соответствии с правилами подпункта 3) п. 2 ст. 321 ГК, а при невозможности истребования имущества в связи с добросовестностью приобретения - требовать только досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в соответствии с подпунктом 1) п. 1 ст. 321 ГК (226).

Вопрос о возможности самостоятельного отчуждения залогодателем предмета залога товаров в обороте в соответствии с правилами такого отчуждения не затрагивает, с нашей точки зрения, вещно-правового характера прав залогодержателя по отношению к предмету залога, и служит скорее для исключения возможности истребования предмета залога залогодержателем при отчуждении предмета залога товаров в обороте с соблюдением правил об их замене, а также для исключения действия ст. 323 ГК в отношении такого отчуждения. Необходимо также иметь в виду, что отчуждение предмета залога товаров в обороте с нарушением правил об их отчуждении влечет продажу имущества, обремененного залогом, так как право залога прекращается в отношении только отчужденного в установленном порядке предмета залога товаров в обороте. Это возлагает на отчуждателя ответственность перед приобретателем за невыполнение обязанности по предупреждению о правах третьих лиц или иных обременениях предмета купли-продажи. В любом случае недобросовестного либо безвозмездного приобретения предмет залога может быть истребован, в т. ч. и при залоге товаров в обороте, где неправомерность действий залогодателя по отчуждению предмета залога должна определяться неисполнением обязанностей по условию сохранения общей стоимости заложенного имущества в пределах, предусмотренных договором залога товаров в обороте, а также неисполнением обязанности по соответствующей замене отчуждаемых товаров, находящихся в залоге.




Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



+ 22 = 29