Знак и его компоненты.

Проблема знака – центральная проблема семиотики. Ее решение в какой то мере предопределяет характер подхода к другим семиотическим проблемам. Именно поэтому проблема знака образует начало семиотического исследования.

Что же такое знак?

Вначале укажем те особенности знака, которые лежат как бы на поверхности явлений и описание которых не требует специального анализа.

Прежде всего, знак есть предмет (в широком смысле слова, в каком предметом являются не только вещи, но и свойства вещей, их отношение друг к другу, событие, факт и т. п.), доступный восприятию того организма, для которого он выступает в качестве знака. Ясно, далее, что предмет, выполняющий функцию знака, представляет ценность для организма не сам по себе, а лишь в отношении к другому предмету. Знак всегда является знаком чего-то. Именно это отношение к чему-то другому делает один предмет знаком другого предмета. Там, где один предмет функционирует как знак другого предмета, имеет место отношение обозначения. И если мы хотим узнать природу знака, мы обязаны прежде всего выяснить сущность обозначения.

Таким образом, обозначать какой либо предмет есть не что иное, как указывать на этот предмет, отсылать к этому предмету и т. п. На этой основе можно дать следующее определение знака и знаковой ситуации. Чувственно воспринимаемый предмет, указывающий на другой предмет, отсылающий в нему организм или машину, называется знаком этого предмета, а сами ситуации, в которых один предмет функционирует в качестве знака другого предмета, называются знаковыми ситуациями.

Знакам и знаковым ситуациям противостоят случаи, когда предмет не выполняет роли знака и, следовательно, не создает знаковой ситуации. Сравним с описанными выше два следующих случая. Допустим, что лапа собаки случайно попала в огонь. Собака тотчас же отдернет ее, т. е. совершит определенное действие. Это действие направлено непосредственно на предмет, вызвавший болевое ощущение, и состоит в том, чтобы уклониться от контакта с ним. Раздражитель ни к чему не отсылает собаку, не переключает ее внимание на какой-нибудь другой предмет. Наоборот, именно на нем сразу же концентрируется все внимание собаки. Раздражитель в данном случае не выполняет функции знака, а ситуация в целом лишена знакового характера.

Знак, как уже было сказано, отсылает организм или кибернетическую машину к какому-нибудь предмету. Учитывая этот факт, будем говорить, что любой знак обладает предметным значением для определенного организма или определенной машины.

Между знаком и предметным значением существует двусторонняя связь. С одной стороны, нет знака без предметного значения. С другой стороны, нет предметного значения без знака – носителя предметного значения. Следовательно, предметное значение является необходимым и достаточным признаком знака.

Предметное значение не исчерпывает той стороны знака, которая называется его значением. Как показал в 1892 г. известный немецкий логик Г. Фреге (1848–1925), кроме предметного значения существует еще смысловое значение. Открытие двух видов значения было одним из больших достижений Г. Фреге.

I. Предмет, вещь, явление действительности, в математике – число и т. д. Иное название – денотат, Иногда этой вершиной треугольника обозначают не саму вещь, а ее восприятие или представление о ней, словом ее отражение в сознании человека, называя это сигнификат. Сущность схемы-треугольника от этого не изменится.

II. 3нак: в лингвистике, например, фонетическое слово или написанное слово; в математике – математический символ; иное название, принятое особенно в философии и математической логике, – имя.

III. Понятие о предмете, вещи. Иные названия: в лингвистике – десигнат, в математике – смысл имени, или концепт денотата.

Эта схема, однако, определяет такой общий случай, когда свойства знака представлены с максимальной полнотой, а вместе с тем и жестко фиксированы, как это и имеет место в хорошо развитых естественных и искусственных языках. Следовательно, для общей семиотики это не достаточно общий случай, и его требуется еще обобщить, что мы сделаем следующим образом.

Между элементами, обозначенными цифрами I–II–III, имеют место следующие отношения: отношение II–I, т. е. знака к предмету, или денотату, называется словом «обозначать», или, в частных случаях, словами «называть», «именовать»: знак обозначает предмет; отношение II–III, знака к понятию, или десигнату, называется словосочетанием «иметь десигнат» или словом «выражать», последний частный случай имеет место в особенности в математике, там выражаются так: «знак выражает смысл»; отношение I–III не имеет общего обозначения, в частном случае, в математике, говорят так: «концепт денотата определяет денотат».

Нет никаких теоретических препятствий к тому, чтобы в той или иной ситуации посредником стал любой из трех элементов: не только знак между предметом и смыслом, но и смысл между предметом и знаком и предмет между знаком и смыслом.

загрузка...

В вершине I – денотат, вещь, предмет – есть предмет объективного мира, но в голове человека находится, разумеется, не сам предмет, а уже то или иное предварительное – до знака, до понятия – совершившееся отражение (это отражение есть или непосредственное восприятие, например, какого-то круглого предмета для случая «шарик», или представление о нем).

В вершине III – понятие – есть результат работы мозга и результат совершившегося обобщения знания о предмете, т. е. тоже особое отражение, но за этим отражением стоит сам материальный мозг, он-то и есть та материальная, другая система, которую знак связывает с первой системой – объективным миром. Наконец, сам знак может быть как звучащим (фонетическим) или писаным словом, так и любым другим материальным предметом, и, конечно, в любом случае вторично отражаться в сознании (в виде представления о звучащем слове и в виде правил производства слова, его «порождения»). Итак, в каждой вершине треугольника Фреге за идеальными явлениями – явлениями отражения в сознании человека – стоят материальные явления.

Структуру знака как единицы коммуникационного действия предложили американские семиотики С.Огден и И.Ричардс в книге с характерным названием «Значение значения: Исследование влияния языка на мышление и научный символизм», опубликованной в 1923 году. Треугольник Огдена-Ричардса представляет собой модель взаимосвязи трех главных логико-лингвистических категорий: 1) данный в ощущениях объект реальной действительности, именуемой в логике «денотат», а в лингвистике «референт»; 2) возникающий в сознании людей мысленный образ (психологическое представление) о данном объекте, которое в логике называется «понятие» или «концепт», а в лингвистике «значение» или «смысл»; 3) принятое в человеческом обществе наименование объекта – «имя» (слово, лексема).

На рисунке воспроизведен прославленный семантический треугольник с некоторыми дополнениями.

Одно из достоинств семантического треугольника состоит в том, что он наглядно показывает структуру знака: единство духовного плана содержания и материального плана выражения. Если дополнить треугольник еще одной гранью, перпендикулярной к его центру и вершину обозначить как ценность или валентность знака (то, что Ф.де Соссюр называл «значимостью» знака, то мы получим четырехгранник или пирамиду.

Грани пирамиды образуют предметное пространство, изучаемое такими дисциплинами как логика, лингвистика, герменевтика, психология, в центре которых стоит отношение знака – смысла – предмета - значимости. Каждая из дисциплин изучает эти отношения в особом повороте. Конкретизируем наполнение понятия «знак» через рассмотрение его в этих предметных полях.

Как известно, семиотика возникла в трех географически удаленных друг от друга точках – Северной Америке, Швейцарии и России практически одновременно, в 1890 – 1910 -е годы, причем, ее создатели не только ничего не знали друг о друге, но и работали в разных отраслях знания – в логике, лингвистики и нетрадиционном богословии.

ИНТЕНСИОНАЛ И ЭКСТЕНСИОНАЛ - понятия, введенные австрийским логиком и философом Р. Карнапом для анализа значения языковых выражений. Метод И. и Э. представляет собой модификацию и дальнейшую разработку семантической концепции немецкого математика и логика Г. Фреге. Но если для Фреге исходным и основным было понятие имени, то Карнап скорее ориентировался на роль прилагательных - он анализировал предикаты. Утверждение "Сократ - человек" можно трактовать двояко. Можно считать, что это утверждение приписывает Сократу некоторое свойство "быть человеком". В то же время данное утверждение можно рассматривать как говорящее о том, что индивидуум Сократ включается в класс людей. Этот пример показывает, что предикат, в данном случае "человек", может обозначать как свойство, так и класс. Классы и свойства взаимосвязаны: каждое свойство задает некоторый класс и каждому классу соответствует некоторое свойство. Объекты, обладающие свойством "быть человеком", образуют класс людей; с другой стороны, класс людей характеризуется тем, что входящие в него элементы обладают свойством "быть человеком". Класс, задаваемый некоторым свойством, может быть и пустым.

Большую роль в концепции Карнапа играет понятие эквивалентности. Два класса эквивалентны, если они состоят из одних и тех же элементов. Два предиката эквивалентны, если они обозначают один и тот же класс. Класс, обозначаемый предикатным выражением, называется Э. этого выражения. И. предикатного выражения Карнап называет выражаемое им свойство. Напр., Э. предиката "человек" является класс людей; его И. будет свойство "быть человеком". Предикаты "человек" и "существо, имеющее мягкую мочку уха" будут экстенсионально эквивалентны, т. к. обозначают один и тот же класс. Предикаты "человек" и "существо, способное производить орудия труда" не только экстенсионально, но и интенсионально эквивалентны, т. к. обозначают один и тот же класс и выражают одно и то же свойство.

Поскольку два предложения являются эквивалентными в том случае, когда имеют одинаковое истинностное значение, постольку Э. предложения целесообразно считать его истинностное значение. И. предложения является выражаемое им суждение, мысль. Э. собственного имени Карнап считал предмет, обозначаемый этим именем; И. имени является концепт - индивидуальное понятие. Понятия Э. и И. лежат в основе различения экстенсиональных и интенсиональных контекстов. Экстенсиональными контекстами называют множества утверждений, в которых взаимозаменимы экстенсионально эквивалентные языковые выражения, т. е. которые учитывают лишь Э. выражений. Интенсиональный контекст допускает замену только интенсионально эквивалентных выражений, т. е. для него важны И. выражений

Нулевой знак. До сих пор речь шла о формах знака, воспринимаемых и связанных с определенным значением. Однако существуют и такие знаки, форму которых воспринимать нельзя. Отсутствие формы и есть знак, знак того, что отсутствует значимый элемент системы. Знак с такой формой, то есть значимым отсутствием чего бы то ни было, в семиотике называют нулевым знаком. Нулевой знак не может существовать сам по себе, независимо от других ненулевых знаков. Если во время приветствия вы не пожимаете протянутую руку, то это означает «не хочу здороваться» (потому что обижен, знать не желаю и т.д.). Нулевые знаки используются даже животными. Например, африканский слон, как считают этологи, выражает тревогу молчанием. Молчание в отличие от тишины, также является нулевым знаком. А так как молчать можно обо всем, то и функции молчания те же самые, что и функции говорения.

В искусственных языках, как правило, каждому знаку всегда соответствует один смысл, а смыслу, в свою очередь, - один денотат. Это особенно важно для алгоритмических языков: при машинной обработке текста программы каждый знак должен быть интерпретирован вполне определенным образом.

В естественных языках знаки, обозначающие совершенно разные объекты, могут совпадать. Это явление называется омонимией. Омонимия - совпадение знаков, обозначающих различные сущности. Например, в русском языке есть два разных слова, имеющих одинаковое написание: «лук». Это слова-омонимы, одно из них обозначает огородное растение, другое - оружие.

Еще одно явление, часто встречающееся как естественных, так и в искусственных языках, носит название синонимия - когда два различных знака соотнесены с одним и тем же денотатом (фактом, объектом и т.д.).

Важно подчеркнуть, что указанные выше отношения между знаком, его смыслом и обозначаемым им предметом (явлением, процессом) характерны не только для естественного языка, где в качестве знаков выступают слова, но и вообще для любой знаковой системы.

Реформатский А. А. выделяет несколько признаков, присущих знаку:

- Знак должен быть материальным, т. е. должен быть доступен чувственному восприятию, как и любая вещь.

- Знак не имеет значения, но направлен на значение, для этого он и существует, поэтому знак - член второй сигнальной системы.

- Содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой, тогда как содержание вещи исчерпывается ее материальной характеристикой.

- Содержание знака определяется его различительными признаками, аналитически выделяемыми и отделяемыми от неразличительных.

- Знак и его содержание определяются местом и ролью данного знака в данной системе аналогичного порядка знаков.

Это можно пояснить такими примерами.

Если сравнить кляксу и букву, материальная природа которых одинакова и обе они доступны органам восприятия, то выясняется, что для характеристики кляксы все ее материальные свойства: и размер, и форма, и цвет, и степень жирности - одинаковы важны. А для буквы важно лишь то, что отличает эту букву от других: а может быть больше или меньше, жирнее или слабее, может быть разного цвета, но это «тоже а», тогда как при различии этих признаков кляксы будут разные. Клякса ничего не значит, а буква значит, хотя и не имеет своего значения; а же существует для того, чтобы различать стал от стол, стул, и т. п. У буквы же может быть существенно изменен ее материальный вид, например: а, А и т. д., но это то же самое, тогда как для кляксы изменения ее контуров приводят к тому, что это разные кляксы. Дело здесь именно в том, что знак - это член определенной знаковой системы, для буквы – алфавитной и графической, тогда как любая клякса может «существовать» сама по себе и ни в какой системе не участвовать.

Термином «знак» охотно и широко пользовался Ф. Ф. Фортунатов, который писал: «Язык представляет… совокупность знаков главным образом для мысли и для выражения мысли в речи, а, кроме того, в языке существуют также и знаки для выражения чувствований». Фортунатов рассматривает также и знаки для выражения отношений: «… звуки слов являются знаками для мысли, именно знаками как того, что дается для мышления (т.е. знаками предметов мысли), так и того, что вносится мышлением (т.е. знаками тех отношений, которые открываются в мышлении между частями ли мысли или между целыми мыслями.)»


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 19 = 24